Shoqan – Н.М. Ядринцев. Инородческое просвещение на русском Востоке

Опубликовано в газете «Порядок» (1881, №322).

В последнее время сделаны попытки начать обучение у киргизов с единственной целью их обрусения, причем созданы особые пансионы и интернаты за счет волостных сумм, т. е. на счет тех же киргиз, которые, конечно, более всего страшатся этих учреждений. Дело здесь поставлено таким образом. Привлечение в интернаты представлено уездным начальникам, т. е. земской полиции, причем полиция требует обыкновенно с волости известное количество мальчиков, а ныне даже девочек, ибо интернаты существуют и женские. Киргизское магометанское население, страшась отдавать в русские заведения своих детей, но боясь ослушаться начальства, которое пристращивает киргиз за сопротивление, привело к следующей мере: волость обыкновенно покупает детей у нищих киргиз для отдачи в интернаты. После временного обучения русскому языку киргизы должны будут отправиться в свои кочевья и здесь [будут] обречены в привольной кочевой среде забывать всякие эксперименты полицейских интернатов. Неизвестно, принесет ли пользу этот способ обучения и обрусения, но казне он не стоит ничего. Весьма немного султанских детей воспитывается в военно-учебных заведениях, но это составляет ничтожное исключение для населения киргиз в одной Западной Сибири.

Все производимые факты доказывают, что мы мало заботились о просвещении инородческого элемента, и образование в этой среде не сделало почти никаких шагов. Сколько ни говорили об эксплуатации Англией инородцев в колониях, но все же в Индии появились школы и университеты, из индусов выходили замечательные ученые и деятели, как Рамогун Рой, Дворканат, Джиджибтай, истратившие огромные суммы на школы и издания для ознакомления туземцев с европейской цивилизацией. На конгресс ориенталистов в Лондоне явилось немало инородцев индусов с учеными степенями, [они прибыли с] рефератами, касавшимися быта и судьбы их племен. На подобном же конгрессе в Петербурге в 1876 г. представителями от русских инородцев были один полуграмотный остяк и несколько неотесанных киргизских султанов без всякого образования; они были скорее этнографическими манекенами, чем представителями, [подтверждающими наличие] интеллектуальных способностей у своей национальности. Если случайно некоторые из инородцев и получали образование в высших учебных заведениях России, то это были весьма редкие случаи, и жребий подобных людей был не блестящ. Известный ученый- филолог бурят Дорджи Банзаров не мог применить своих способностей на родине и спился в русской среде, что и было причиной его гибели. Замечательно талантливый и образованный киргиз Чокан Валиханов, любимец своего народа, занимавшийся географией Средней Азии, был обречен на праздную жизнь в офицерской среде, обладая проницательным умом и замечательным остроумием, он проникается горечью к русской цивилизации, возвращается из туркестанского похода разбитый, потрясенный всем виденным обхождением с инородцами и, совершенно обессиленный, умирает в степи, в юрте, среди родных кочевников, от чахотки, будучи не в силах передать им даже надежды на лучшее существование.

Источник: Валиханов Ч. Ч. Собрание сочинений в пяти томах. Том 5 – Алма-Ата, Главная редакция Казахской советской энциклопедии, 1985, 2-е изд. доп. и переработанное, стр. 289-290