Shoqan – В. В. Бартольд. Чокан Валиханов

Это рецензия на «Сочинения Ч. Ч. Валиханова», подготовленные к печати Г. Н. Потаниным, Н. М. Ядринцевым и др. и изданные под общей редакцией Н. И. Веселовского в «Записках РГО» в 1904 году. Она была опубликована в «Тургайской газете» (1905, №24). Ее авторство, скорее всего, принадлежит В. В. Бартольду.

В XXIX томе «Записок Императорского Русского географического общества» помещены сочинения Чокана Чингисовича Валиханова, изданные под редакцией Н. И. Веселовского. В этой книге, помимо трудов Валиханова, изданных ныне с большими исправлениями и дополнениями, весьма интересны биографические сведения о самом Валиханове, принадлежащие Г. Н. Потанину, Н. М. Ядринцеву и И. И. Ибрагимову. Если нельзя не признать несколько преувеличенными надежды, возлагавшиеся на Валиханова русскими ориенталистами, которые считали его «феноменальным явлением» и ожидали от него «великих и важных откровений о судьбе тюркских народов», то, во всяком случае, следует согласиться с заключительными словами Г. Н. Потанина, который лучше, чем кто-либо другой, понимал этого замечательного человека. «Если бы Чокан имел в киргизском народе читающую среду, он мог бы стать гением своего народа и положить начало литературному возрождению своих единоплеменников. Чокан жил со своими соплеменниками, обменивался с ними своими страстями, но интересовался больше судьбой людей будущего. Он ничего не сделал для будущего своего народа, которому хотел быть полезным, но что он мог сделать? Написать историю своего народа, составить сборник сказок, собрание народных обычаев или описать быт своего народа? Все такие частные задачи не могли удовлетворить такую натуру, как Чокан. Настоящее призвание его было сделаться киргизским публицистом или литератором, пишущим для киргизских читателей, а жизнь хотела из него сделать ученого-ориенталиста или русского литератора, пишущего о киргизах».

Природный аристократ с тонкой психической организацией, Валиханов десятилетним ребенком попал в интеллигентную русскую среду, чрезвычайно благоприятствовавшую развитию его природных способностей. Он воспринял и воспроизвел своею крайне впечатлительною натурою задатки всех тех особенностей, которые были присущи высшим слоям западносибирского общества, столь сложного по составлявшим его элементам, в 50-х годах прошлого столетия. Характерные для тогдашнего рационализма преклонение перед наукою, увлечение литературою с ее ярко выраженными в то время демократическими идеалами и едкою критикою существующих порядков — последние отголоски байронизма и первые порывы в сторону народничества — все это уживалось в Валиханове с барскими замашками крепостнической эпохи и с теми несложными интересами провинциального чиновничества, неизменным центром которого является высшее местное начальство.

Не своими историко-этнографическими этюдами интересен, по нашему мнению, Чокан Валиханов; такой взгляд на него, вполне понятный со стороны современных ему ориенталистов, не без эгоизма желавших использовать образованного и блестящего офицера из знатного киргизского рода в интересах дорогой им науки, грешит в настоящее время непростительною узостью, если даже его высказывает профессор. Валиханов интересен и важен сам по себе как культурно-историческое явление, ибо на нем можно видеть могучую ассимилирующую силу русского образования. «Народ свой он любил — это бесспорно; с прислугой из киргиз, с киргизами-просителями он обходился не всегда гуманно и нежных чувств, может быть, к киргизскому простонародью не питал, но он хотел ему добра, и служить будущему своего народа было его мечтой. Он говорил, что прежде всего любит свой киргизский народ, потом Сибирь, потом Россию, потом все человечество. Одна любовь заключена была у него в другой, как те кунгурские, один в другой вставленные, сундуки, которыми знатные люди в Средней Азии любят одаривать друг друга».

Те общечеловеческие и гуманные идеалы, которые упорно проводила русская школа в XIX столетии, несмотря на самые неблагоприятные для той поры условия, породнили инородческую интеллигенцию с русской духовной культурою, превратив таким путем элементы, первоначально враждебные русскому государственному единству, в силы содействующие, и если когда-либо среди бесчисленных народностей, населяющих Россию, установится возможная гармония интересов, основанная на взаимном доверии и уважении, это будет заслугою, между прочим, русского образования.

Источник: Валиханов Ч. Ч. Собрание сочинений в пяти томах. Том 5 – Алма-Ата, Главная редакция Казахской советской энциклопедии, 1985, 2-е изд. доп. и переработанное, стр. 371-372