Shoqan – Н.А. Аристов. Киргизы и Западный Тянь-Шань по исследованиям Ч. Ч. Валиханова

По рукописи Н. А. Аристова «Киргизы и Западный Тянь-Шань под русской властью»

Киргизы. Фото М. Букарь. 1872

Весною 1856 года по усиленным просьбам бугинцев, сильно теснимых сарыбагышами, был послан на Иссык-Куль казачий отряд под начальством исправляющего должность пристава полковника Хоментовского с целью ближайшего ознакомления с киргизами для съемки их земель. В продолжение двух месяцев была осмотрена восточная часть Иссык-Куля и произведена съемка в двухверстном масштабе северного берега до р. Аксу и южного до р. Зауку. Отряд не имел никаких столкновений с сарыбагышами, которые удалились к западной оконечности озера…

В 1858 г. последовал через бугинские земли снаряженный из Семипалатинска караваи, в котором находился под видом мусульманского торговца, родственника караванбаши, адъютант генерал-губернатора Западной Сибири, поручик султан Чокан Валиханов. Присоединившись к каравану 28 мая (июня) 1858 г. в 30 верстах от Копала, Валиханов прошел чрез Алтын-Эмель, переправился через реку Или у Калкана и через Сугуты, Турайгыр, Уч-Мерке и Каркару достиг 6 августа кочевок бугинского манапа Чон-Карача на Верхнем Кегене.

Сборный пункт для рассеявшегося по летовкам местных кочевников каравана назначен был на Текесе, но когда к 27 сентября (августа) собралось сюда до 60 палаток, кокандский юзбаши, присланный из Пишпека для сбора с бугинцев зякета, потребовал от торговцев пошлину и за неуплату ее отбил у них 300 баранов, торговцы же отняли их обратно и побили сборщиков, то караван Валиханова, не принимавший участия в этом столкновении, поспешил уйти, достиг в два перехода Санташа, вышел на Иссык-Куль и двинулся к южному берегу озера, где буруты занимались уборкою хлебов.

9 октября (сентября) караван вступил в ущелье р. Зауку, 11 числа отразил здесь счастливо нападение шайки барантачей и пошел в дальнейший путь через Джеты-Асу, Тарагай, Чахыр-Курум, Келинтайгак, Кубергенты, Калмак-Учак, Чатыр-Таш, р. Аксай, Теректы. «Пространство от высоты Заукинского прохода до Теректы-Давана представляет нагорье, прорезанное поперечными долинами значительной абсолютной высоты, имеющими характер небольших плато».

От р. Джеты-Огуз до вершины Теректы-Давана караван сделал 11 переходов, или около 175 верст. «В проходе Теректы кочевал в это время известный грабитель кыргыз племени чонбагыш Атеке, гроза кашгарских караванов, разбивший только что перед нами на большой дороге из Аксу в Кашгар в виду китайского пикета казенный их обоз. Ввиду слуха, что за караваном идут 200 русских, кыргызы взяли с каравана только восемь красных кож, тогда как с предшествующего каравана воспользовались большим выкупом и украли еще до 500 баранов. Но когда караван приближался к последнему перевалу Кок-Кия, внезапно раздался военный крик, толпа кыргызов проскакала вперед и заняла проход: кыргызы узнали от посланных на Аксай разъездов, что русского отряда нигде вблизи нет. Начались переговоры. Кыргызы требовали десять девяток красного сукна и кож, столько же плису, ситцев и т. д. В эту критическую минуту подоспели на выручку каравана пять кокандских синаев, высланных кокандским аксакалом из Кашгара по извещению караванбаши, опасавшегося притеснений от кыргызов.

Караван достиг Кашгара 1 октября, потеряв в пути от изнурения на частых перевалах и от холодов много вьючного скота. Из 101 верблюда дошло до Кашгара только 36.

В обратный путь караван Валиханова выступил из Кашгара 11 марта 1859 года и направился не на Теректы, где проход был закрыт снегом, а на Туругарт, Чатыркуль и Ташрабат, а отсюда на Куртку. Дальнейший путь Валиханова и его интересные сведения о нарынских кыргызах будут изложены ниже.

* * *

Первое описание Ташрабата принадлежит Чокану Валиханову, который на обратном пути из Кашгара вышел с своим караваном 18 марта 1859 года в долину озера Чатыркуль и ночевал затем «в горах Ташрабатских, окружающих долину с северной стороны… На следующий день мы перешли горы Ташрабат и разбили лагерь в широкой долине Атбаш» (на самом деле — в долине Кара-Коина, притока Атбаша). «Близ выхода дороги из ущелья есть каменное здание Ташрабат, от которого горы эти получили свое название. Рабатами называются на востоке здания, устроенные на больших дорогах для доставления крова путешественникам… Один из бухарских ханов, Абдулла, особенно любил постройки этого рода, и потому основание этого рабата приписывают ему. Здание сложено из плит глинистого сланца, имеет около 12 сажен в длину и около 7 в ширину. Длинный коридор ведет в круглый зал (5 аршин в радиусе) со сфероидальным куполом; по бокам коридора сделаны маленькие низкие двери, в которые нельзя иначе войти, как нагнувшись; двери эти ведут в маленькие квадратные и продолговатые комнатки. Внутри и снаружи здание это было когда-то выштукатурено; арабески, окружающие ниши, сохранились местами и теперь. Азиатцы по своей лености и невежеству считают все, что требует большого труда или искусства, сверхъестественным. Ташрабат также имеет свою легенду. Говорят, что невозможно сосчитать число комнат, и если раз насчитать сорок, то, считая в другой раз, выйдет число сорок один, и т. д. Для дикокаменных киргиз это здание служит предметом поклонения и местом для жертвоприношений».

По сведениям Чокана Валиханова, относящимся к началу 1859 г., чирики разделялись по своим кочевьям на два отдела: «Один отдел кочует на Атбаше, Арпе и Аксае, другой — по р. Кок-шаалу. В первом отделе каждый род имеет своего отдельного вождя; из них более влиятельны Урус-бий, Сасык-урус, Кондожес(?) и сильнейший Сарыжак. Второй отдел признает власть одного верховного бия Турдуке… Он известный грабитель не слушает кокандцев, зякет и подать берет себе… Чирики… просили хана, чтобы в их кочевьях, на р. Атбаш, основать укрепление и сделать их независимыми от курткинского коменданта, но их просьба не была уважена…

Укрепление Куртка стоит на правом берегу Нарына, имеет в поперечнике 200 саженей, окружено с трех сторон стеной, а четвертая упирается в крутой берег. Высота стен около трех сажен, ширина до 2 аршин; с восточной стороны пробиты в стене главные ворота, а с северной — другие, ведущие к месту, где прежде был домик Джангир-ходжи; там устроена молельня, посажено несколько деревьев, и, как на всех священных местах, водружены бунчуки и развешаны в большом количестве рога баранов, принесенных в жертву. Въехавши в ворота, мы увидели войлочные кибитки, окруженные земляными валами, и несколько мазанок под пышными названиями приемной, гарема, мечети и пр. На небольшом возвышении из глины сидел смуглый сарт с седою бородою, одетый в бумажный старый халат и в киргизских сапогах из красной кожи. Нам сказали, что это сам комендант Мамразык-датха… Взяли в зякет две ямбы…

Укрепление Куртка построено в 1832 году, в год «дракона», кокандским минбашой Хаккули, который в этом году «разбил саяков, предводителя их Атантая и Тайлака взял в плен и привез в Кокай, обложил ясаком чириков, бассызов, монылдыров и основал Куртку. Укрепление Тогуз-торау было построено еще прежде. Атантай и его брат Тайлак не хотели подчиниться коканцам и после освобождения из плена откочевали на Или к киргизам Большой орды, но впоследствии, разграбленные кайсаками, возвратились на родовые кочевья. В укреплении насчитывается до 200 сипаев, набранных из киргизов анджанских; кокандцев не более 50 человек… К ведомству его принадлежат: три рода из племени саяк, чирики и небольшая часть рода бугу. Роды саяков, подчиненные Куртке, суть чора, ими управляет Осман, сын Тайлака, самый сильнейший родоначальник; кульчугач, ими управляет Толеке, сын Ералы; иман, над которым начальствует Байтуры Джаланаков. Эти три рода ведут междоусобную борьбу…

Ведомству Куртки подчиняются также киргизы колена теным-сеит из рода бугу отделения калмаки, кочующие в верховьях Нарына и на плато Тарагай. Ими управляет семейство Мамоке-Шопак. Из них влиятельнее Найман, сын Буйдаша, Алджан и Тобулды, дети Алеке. Куртка берет также зякет с киргизов монылдыр, бассыз и других родов.

Укрепления Тогуз-торау и Джумгал прежде зависели от курткинского коменданта, но теперь из них сделаны отдельные ведомства. Между гарнизонами этих укреплений очень часто происходят раздоры из-за зякета, вроде тех, как в старой Сибири враждовали из-за ясака мангазейские и красноярские казаки.

Саяков, подчиненных Куртке, считается до 600 юрт, чириков ведения Турдуке — 1500 и… на Атбаше и Арпе до 1300 и бугу 1200. Зякет с этих киргизов собирается Курткой по приказанию самих киргиз посредством исчисления (с 40 голов — одну или с 100 голов —две). Сверх того, киргизы должны снабжать хлебом гарнизон… Раз в год, а иногда и два раза берут салык в неопределенном количестве. В нынешнем году на бугу наложили этой подати 60 лошадей…

Комендант имеет аманатов… и поддерживает постоянную вражду между родоначальниками. Мамразык возвысил Османа, вступил с ним в родство для того, чтобы посредством его наказывать других киргизов… Осман содержит 500 человек, постоянно готовых к услугам коменданта… В последнее время Турдуке совершенно не стал платить зякета, а другие чирики неисправно. Мамразык два года обращается к анджанскому наместнику с просьбою прислать для наказания киргизов до 700 человек войска, но напрасно…

Киргизы, подведомственные Куртке, сравнительно с бугу и сарыбагышами бедны, малочисленны, а взаимные кровавые раздоры делают их еще более бессильными. Наши бугинцы всегда одерживают над ними верх и несколько раз жестоко наказывали сайков и чириков».

В отношении торговых караванов «у киргизских родоначальников образовались систематические правила, освященные временем: 1) караван, проходящий через улус киргизского родоначальника, должен заплатить зякет; 2) должен дать выкуп за свободный проезд; 3) поднести подарки соответственно значению и силе родоначальника; 4) не должен обходить аулы знатных вождей и обязан останавливаться в их улусах для того, чтобы воспользоваться их гостеприимством».

Оставив Куртку 24 марта 1859 г., караван Валиханова думал пройти, не останавливаясь, земли Османа Тайлакова, но он через своего джигита пригласил «в гости», когда же караван не послушал, то силою повернул его в свой аул. К счастью, в тот же день прибыл из Куртки солдат за Османом, и он удовольствовался подарками на 25 р. Он говорил, что кокандского хана он не боится, но с Мамразыком не хотел бы ссориться, потому что он ему родственник и человек нужный. Во время ночлега каравана в ауле бугинского Тобылды поднялась тревога: чирики отогнали из соседнего аула несколько сот лошадей. Тобылды нагнал хищников, отбил скот, взял несколько человек в плен и сам поехал в набег на чириков. Тобылды этот, стремящийся к преобладанию над бугинцами, был два года в ссоре с Мамразыком и хотел ехать в Верное искать покровительства русских, но помирился.

Следуя все вверх по Нарыну, караван вышел на прежнюю дорогу и спустился к Иссык-Кулю Заукинским ущельем. Берега озера оказались зашитыми сарыбагышами Тюрегельды. Последний задержал караван и начал его обирать, угрожая ограбить и выдать кокандцам Валиханова, которого признал один сарыбагыш, видавший его в Верном. Но приближение к озеру русского отряда, высланного навстречу каравану, принудило Тюрегельды, который находился в ссоре с Джантаем и боялся возбудить против себя русских, отпустить караван без дальнейших неприятностей. В Верное Валиханов прибыл 12 апреля 1859.

* * *

По Чокану Валиханову (1856-1859), который генеалогические предания киргиз-казаков и кара-киргизов признавал важными, так как они «представляют состав и образование народа», из генеалогии бурутов следует, что главную массу их народа составляет турецкое племя киргиз, к которому присоединились впоследствии два чуждых отдела. Один из этих чуждых отделов составляют роды кипчак, найман…; права их на киргизскую народность генеалогической форме выражены тем, что им дан общий родоначальник, который поставлен сыном Киргизбая. Другой чуждый отдел — ичкилик, хотя считает своим родоначальником также сына Киргизбая, но не признается другими родами. Третий отдел составляют настоящие киргизы, разделенные на два крыла — он и сол. Крыло он делится на два отдела — адгэне и тагай; последний состоит из семи родов: бугу, сарыбагыш, султы, саяк, чирик, чонбагыщ и бассыз; отдел адгэне лето проводит в горах от Оша до Кокана; левое крыло состоит из трех маленьких племен, которые кочуют по Таласу: сару, коши и мундуз. Найманы, кипчаки… — племена, присоединившиеся к киргизскому народу впоследствии, кочуют от Оша по Памирскому плоскогорью до Бадахшана; с ними же кочуют ичкилики и некоторые роды из племени адгэне; род турангыр-кипчак… кочует в окрестностях кашгарского города Ташмалыка. Исчисленные роды разделяются на множество поколений, каждое из поколений еще на поколения и т. д.».

Источник: Валиханов Ч. Ч. Собрание сочинений в пяти томах. Том 5 – Алма-Ата, Главная редакция Казахской советской энциклопедии, 1985, 2-е изд. доп. и переработанное, стр. 403-408