Shoqan – Письмо Г. А. Колпаковскому от 19 февраля 1865 года

Г. А. Колпаковскому

19 февраля 1865 г.
Последнее дошедшее до наших дней письмо Г. А. Колпаковскому и вообще последнее из известных писем Чокана Валиханова, написанное им по случаю получения долгожданных писем от генерал-губернатора. Как следует из письма, Колпаковский пригласил Валиханова служить непосредственно в свой аппарат, на что Чокан, долго ожидавший официального возвращения на службу, радостно ответил согласием. Однако принять это назначение он не успел. Менее чем через два месяца, 10 апреля 1865 года, Чокана Чингисовича Валиханова не стало…
Ваше превосходительство, милостивый государь, Герасим Алексеевич! Сегодня я получил два Ваших письма и, не поверите, как им обрадовался. Я полагал, что не рассердил ли Вас чем-нибудь. Сообщить теперь Вам те сведения, которые вы пишете, я не мог, во-первых, потому что здесь нет ни одной лошади, чтобы послать в ташкентский караван, который находится в Добуне и откуда только и можно получить сведения более или менее близкие к истине. Там есть один мой приятель. Тезека здесь нет, он с табуном своим на Чилике. Кроме того, я сам сильно болен — когда вы уезжали, я был простудившись: болела грудь и горло. На горло я мало обращал внимания и лечился от груди, между тем, теперь грудь поправилась, но горло разболелось так, что едва могу глотать пищу, голос совершенно спал. Попасть в Верное оказалось невозможным по трудности пути и по неимению экипажа, и я отдал себя в руки киргизского врача — невежды, который поит бог знает чем. Все-таки это лучше, чем умирать сложа руки. Как только будет лучше, я пришлю вашему превосходительству особую подробную записку о причинах восстания и ходе его, как я сам понимаю, принимая во внимание историч[еские] факты, и постараюсь разузнать все, что вами писано. Я могу и теперь сказать, что известие о 12 т. кашгарцах, прошедших через Музарт, есть киргизская утка. Слух этот был распущен месяц и более тому назад бурутами, которые ждали этой хуны, чтобы вместе с ходжами взять Верное. Что англичане пришли в Хотан — это, может быть, и правда. Народ этот при подобных обстоятельствах никогда не остается зрителем. В Каратеген англичане попасть не могут — страна эта недоступна со стороны Индии, и зачем англичанам лезть с горы, когда очень удобно можно пройти через Кашгар. Вообще рассказы об англичанах составляли слабость ага-манапа Сарынбека — не из той ли стороны пришел и этот слух. Во время восстаний в Кашгаре в 1825 и 30 и 45 годах всегда было слышно здесь, что есть англичане, и всякий раз это оказалось ложным. Я не понимаю хорошо, — какой доверенности хочет Кроерус от меня. Я уже раз послал доверенность Романовскому, но если этого недостаточно, то научите, как поступить. Я бы желал, чтобы деньги были прямо высланы в Верное. Что касается до вопроса о биях, то у меня есть записка , которую я подавал корпусному командиру и была им … одобрена. Я пришлю ее с кем-нибудь при случае в Верное. Предложение Ваше состоять при Вашем распоряжении я принимаю с полным удовольствием, но вместе с тем прошу у Вас в счет жалованья прислать мне рублей 100 серебряной мелкой монетой. С истинным почтением и совершенною преданностью имею честь быть Вашего превосходительства покорнейшим слугою.

Ч. Валиханов

Источник: Валиханов Ч. Ч. Собрание сочинений в пяти томах. Том 5 – Алма-Ата, Главная редакция Казахской советской энциклопедии, 1985, 2-е изд. доп. и переработанное, стр. 173-174