Zametki_pri_chtenii_knigi_prof_I_N_Berezina_Hanskie_jarlyki Шоқан Уәлиханов: Труды: Заметки при чтении книги проф И Н Березина Ханские ярлыки

[ЗАМЕТКИ ПРИ ЧТЕНИИ КНИГИ] ПРОФ. И. Н. БЕРЕЗИНА «ХАНСКИЕ ЯРЛЫКИ»

Заметки являются черновым началом рецензии на книги профессора И.Н. Березина, вышедшие в 1850-1851 гг. Рецензия заключает тюркский текст ярлыка Тохтамыша к Ягайлу и комментарии Ш. Уалиханова. Она сохранилась в виде разрозненных листов среди бумаг в особой папке, носящей название «Записки Валиханова по востоковедению». Здесь содержатся примечания Уалиханова к ярлыку Темир-Кутлуку, к тарханному ярлыку Тохтамыша и к ярлыку Сеадат-Гирея. Рукопись дат не имеет, возможно, она написана после того, как Березин через Костылецкого обратился к Шокану Уалиханову с просьбой расшифровать некоторые архаические слова, встречающиеся в ханских ярлыках.

|| I. Ярлык Тохтамыша-хана к Ягайлу, Казань, 1850.

Ярлык этот был найден в 1834 [г.] князем М. А. Оболенским в Главном архиве Министерства иностранных дел, в числе бумаг, находившихся некогда в Краковском коронном архиве и бывших в руках польского историка Нарушевича, и в 1850 году был издан им в Казани, с верным снимком с подлинника (fac-simile) и с замечаниями ученых ориенталистов Френа, Шмидта, Ковалевского, Казем-бека и Гаммера. При этом же издании были приложены снимки с русского перевода, найденного вместе с грамотой, и арабская транскрипция, сделанная г. Казем-беком. Грамота Тохтамыша писана от 795 [г.] гиджры, следовательно, в 1392-1393 г. от рождества Христова 8 числа месяца Раджеба.

Ярлык писан на двух листах лощеной бумаги, из которых первый длиной в 9 вершков и другой в 9½ вершка; ширина того и другого в 4⅞ вершка. В обоих находится знак бычачьей головы.

Бычачья голова

Ярлык писан на древне-тюркском языке уйгурскими письменами. Первая строка, означенная №1, писана золотом и значит, по чтению Казем-бека «Тохтамыш мое слово», а по чтению господина Березина «Тохтамышево слово», как бы ни было в подлиннике: по монгольской транскрипции Банзарова и по арабским транскрипциям Казем-бека и Березина: по первому , по второму ; 2-я – печать золотая с надписью куфическими буквами на арабском языке, по чтению Григорьева в середине и вокруг [легенда] , т. e. правосудный султан Тохтамыш. Во имя Бога всемилосердного и проч. Гаммер переводит так: Le sultan, le juste Toktamisch; au nom de Dieu le clement et etc. и после фразы – Dieu est le maitre de l’Empire и замечает, что последняя фраза была, вероятно, девизом этого султана, ибо встречается в его монетах.

|| Для сличения привожу тексты транскрипции Казем-бека и Березина.

Березин

Казем-бек

|| О. M. Ковалевский к H. А. Полевому. Ярлык писан [в] 1392 году, когда Тохтамыш, лишенный престола могущественным разрушителем царств Тимуром, бежал на Дон.

|| Слово Тохтамышево к королеви польскому.

Ведомо даем нашему бра(ту) аж есмь сел на столе великого царства. Коли есмь первое сел на царском столе, тогда есмь послал был к вам Асана и Котлубугу вам дать ведание и наши посли нашли ва(с) под городом, под Троки стоячи вы па послалие есте к нам посла вашего Литвина на имя Невоиста Оу другом пак лете стала межи на замятия наш племенъни (к) Бекбулат и Хожа Медин бучинился нам ворог и оуста на на(с) и еще к тым Бекгич и Турдучак Берди Давыд Тикня головнии мои были слуги и тии стали нам ворог и оу мене служаче и почали коромолити на мене послалися одного на имя Идикгия до Аксак Темиря на мене лиго мысляче. По тых посланию по Идикгиеву посольству вышел на мене Аксак-Темирь Железная нога от Чорного Песка. Тогда Аксак пришел так тайно на нас аже не было нам никакое вести а ни слова алиж озрели есмо его оу нашой державе Мы па не поспели есмо и спрятати всее силы нашее только што около на наш двор есть и с тыми стали есмо против того Аксака. Тыи исныи Бекбулат наш ворог нас выдал и побегл о нас. Коли тои лихии Бекбула[т] побегл тогда вси люди вся рать на бег повернулися. То дело потом стало. Бог нас пожаловал опя[ть] наши неприятели ворози дал нам всих оу наши руки. Мы их сказнили так что опять не будут нам пакостити. Ныне послал есмь к вам слуги наши Асана и Тулу-Очжю то поведати вам нашему брату абы то ведали вы што межи тьоее || земле суть княния волости давали выход Белой Орде то нам наше даите, а што будеть вашее державы под нами а мы за то не стоим вам ищите своего а мы вам дамо. А еще что было межи нас как здавна гостем путь чист и вашим и нашим торговцам. Без приим без пакости всякому члвку и чорным людем промъсл. На то все послали есмо сеи наш ярлык и с нашею печатью золотою, абы то крепко было. А тои ярлык писан оу Орде на устьи Дону курячьего лета а месяця иричепа. Как отць нашь, как отци ваши были заодно, послы сылали межи собою, а мы такоже хочем с вами быти. Аже будет ва(м) надобе помочь на кого ворога вашего, яз сам есмь готов за того тобе на помочь всею моею силою, а только весть нам даите. А коли па потом коли нам вы надобе вы нам таковы же будьте.

На обороте первого листа русской грамоты Тохтамыша (эта грамота писана так же на двух листах хлопчатой бумаги, из коих каждый длиною 6¾ вершка шириною, подобно татарскому, в 4⅞ верш[ка]. На первом из них виден ясно знак бычачьей головы) находится польский перевод: № 3.

I nasi posłowie naleśli was pod miastem iednym sloiących (Имя посла Литвина не означено). Teraz posłałem do was sługi nasze Asana у Tochtulucza, oznaymuiąc wam, naszemu bratu, abyście о tym wiedzieli. A со między ziemią, twoie są Książęcie włości dawali dochód Białey Ordzie, to.nam nasze daycie; a со będzie w waszey dzierżawie pod nami, шу о to stać nie będziem: szukaycie w sobie, a my warn damy. I со bylo między nami zdawna gościom gościniec wolny у etc.

|| В примечании к ярлыку Темир-Кутлука (стр. 23).

Деления на и существуют и у бурутов .

(стр. 27), по переводу автора, духовный судья, у киргизов машаих однозначаще с – святой , например река Сыр имеет гробницу 40 покровителей-святых, которые называются. Сырнын керк машаих .

(стр. 29). У киргиз есть поговорка – не будь беком бедному народу и не будь букаулом малому обеду. Следовательно, букаул значит разноситель блюд на ханском обеде.

(стр. 31. № 13 – напиток, – дай пить.

(стр. 32, № 14). Автор перевел птичник, сокольник. В Средней Азии и у киргиз сокольник и знающий это дело называется или ; под именем разумеются прислужники во время похода, род нукеров ( – кош, кошевой).

или (стр. 36, № 25). Киргизы [теперь так именуют] все русские деревни и крепости, а все туркестанские города, напротив, именуют [кент].

Замечания к книге г-на Березина «Ханские ярлыки»

|| Ярлык пятый

Стр. 41, № 34. Киргизы тоже делятся на белую и черную кость; белое означает все высокое и благородное, а черное принимается в смысле черни, простой киргиз называет себя кара-казак (простой киргиз).

или (стр. 43). У киргизов-барантовщиков называется место, где оставляют скарб свой и лошадей перед нападением на аулы, род лагеря.

(стр. 47, № 49). У киргиз есть слово , что значит каждогодно. Принимая слово за , можно это перевести так: от народа каждогодно...

, (стр. 47, № 57) в киргизском языке значит слабый, небрежный, не надежный, худой, , – нехороший, ненадежный человек, , – сделать небрежно, не крепко.

,(стр. 48, № 62) – опечалить, оскорбить, обидеть.

(стр. 49, № 63) – выговаривается киргизами и значит: конечно, – конечно так.

Ярлык II Сеадат-Гирея.

(стр. 51, № 45), по объяснению автора: всякий посланный за чем-нибудь, у киргиз – всякий путник и путешественник.

Имена собственные (№ 79) существуют у киргиз и в настоящее время.

(стр. 54, № 99) в киргизской саге Чора (таминец Чора-батыр) есть Актачи-Али-бий, называемый иногда – актачинский Али-бий. Этот Али есть бий, по поэме, родоправитель отделения актачи в орде уральских или сарайчикских ногайцев; его род разорен героем поэмы киргизом Малой орды таминского рода, Нариковым сыном, батыром Чорой. Чора – современник Кучума и взятия Казани. Слыша о намерении урусов взять правоверную Казань, Чора отправился на помощь падающему царству; дорогой пирует у Кучума, хана Истекского (киргизы башкир зовут истеками или остяками) и, не доезжая 12 верст до Казани, пускает стрелу, которая страшным визгом своим ужасает русских и дает знать мусульманам о приближении богатыря кайсацкого.

– большой мех с кумысом.

[эрке] – монгольское – власть, сила; у киргиз означает человека, которому мы из любви предоставляем над собою власть. Так называют эрке любимых детей.

– распоряжение [ведение, управление].

Чингис-хан был у Ван-хана названным сыном – укыли бала или укыли куду. Рашид-эддин говорит, что Эке-Биcур из племени хорлас состоял с Чингис-ханом в отношениях друга молодости (по чтению Березина, багаин-хони).

Рашид-эддин говорит, что уйгуры и множество племен уважали и помнили Туку-хана , который был в древности великий государь, родился, по преданию, от дерева. Один из найманских ханов Инак-хан-эке в честь его носил имя Туку-хан.

Прозвища цецен , бахадур , буйрук мерген, бахши, текин . Титулы хан, гурхан, ван, гован, нойон, тайши и бек.

|| Имя одного бека сунитского, состоявшего при Гулагидах было . Когда со смертью Джагатая имя это сделалось заповедным , его стали называть Сунтай, потому что он был из племени сунит.

Когда заболел брат жены Кабул-хана монгольского, то был приглашен татарский шаман. Когда же больной умер, то родственники больного убили шамана.

Слово бай – прозвание тюркское, очень древнее. Первый уйгурский владетель был Монкобай. Один из современных Р[ашид ад-Дину] уйгурских беков назывался [Уйгурбай].

Идикут уйгур, вероятно, знал лучше, чем господин Березин.

Под именем и аргамчи надо разуметь не повинность и дары, как думает господин Б[ерезин], а седло и веревки, т. е. [то, что] столь необходимо для степного воина.

Шусун – букв[ально] напиток. – подвода.

Эпитет золотой был в большом употреблении у монголов для обозначения величия, блеска, силы и знатности [например, Алтан хан] – золотой царь, алтан дептер [золотая книга], золотое лицо .

Ярлык Давлeт-Гирей-хана

|| Слово Давлет-Гиpeй-ханa

Великого улуса уланам и биям правого и левого крыла, начальствующим тьмой, тысячью, сотней, десятком, даругабекам внутренних селений и городов, законоведам, наставникам, судьям, ведателям метрик, набожным старцам, отшельникам, священникам, муэззинам, ладейщикам, мостовщикам и письмоводителям, проходящим и едущим путникам и путешественникам, многому народу, всем сущим властям, букаулам, ясаулам и всем причастным к какому бы то не было делу. Далее, повеление великого и могущественного владыки мира в этом всесильном хаканском ярлыке таково:

вследствие спора и тяжбы за земли владетеля сего августейшего фирмана знатного в роде Тайган Ахмет-бия с Али-Паша-уланом, был послан по священному и обязательному ярлыку знаменитый из скромных ученых и превосходнейший из законоведов Маулана Махмуд (да возвысятся его добродетели), который осмотрел все по законам, сделал чертеж и дал ему (Тайган Ахмет-бию) в руки копию с составленного им акта. По чертежу, сделанному в Карасу, границы с четырех сторон определяются так: на юге – Караагач, принадлежащий Мунал-баю, на востоке – земли Али-Паша-улана, на западе границей служит Степная дорога (Аркаюлы), а на севере земли Абу-Салям-бия.

Основываясь на удостоверении и на чертеже известного муллы Махмуда, поднес (Тайган Ахмет) к нашему счастливому порогу лошадь и испрашивал от нас ярлык с красным знаком и голубою печатью на земли, определенные вышеупомянутыми границами. Приняв благосклонно лошадь, я наградил и пожаловал ему земли в описанных выше границах, дал в руки это царское письмо с красным знаком и голубой печатью и приказал: дабы на будущие времена никто, не исключая больших и малых султанов, уланов и биев и других, не чинили насилия и обид вышеупомянутому Ахмет-бию, когда он будет владетелем пожалованных земель. Ясаулы и слуги наши также да не делают ему притеснения, обиды, беспокойства и страха, ибо он нашей ханской милостью обласкан и пожалован. Да будет так ведано всем. Воспрещается им под каким бы то ни было видом, на каком бы то ни было основании и какими бы то ни было средствами и путями заводить споры и причинять ему [обиды].

Тех же, которые нанесут ему оскорбление и обиду, местные власти обязаны останавливать, обуздать и удалять.

Пусть он, сидя спокойно, с чистым сердцем воссылает молитвы и благословления за нас и за род наш. Так говоря, для держания в руках дан ярлык с приложением перстеневого знака.

Писано в благословенном месяце Мухаррам лета 977.

Карасу.

Источник: Валиханов Ч. Ч. Собрание сочинений в пяти томах. Том 1 – Алма-Ата, Главная редакция Казахской советской энциклопедии, 1984, 2-е изд. Доп. и переработанное, стр. 104-114.