ТЕНКРИ (БОГ)

Путешествуя в 1854-1855 гг. по Центральному Казахстану, Семиречью и Тарбагатаю, Ш. Уалиханов обратил внимание на древние верования казахов, связанные с ними обряды, обычаи и легенды. Черновые наброски сохранились в виде нескольких рукописных копий и впервые были опубликованы в Сочинениях Ч. Ч. Валиханова под редакцией профессора Н. И. Веселовского в «Записках Императорского Русского географического общества» в XXIX томе в 1904 г.

Зодиакальные знаки казахского народного календаря. Рис. Ш. Уалиханова

Огонь почитается за аулие (святой) … Проклятие ... В огонь нельзя плевать, нельзя наступать на очаг. Невеста, поступая в новое семейство, должна войти в юрту отца [мужа], принести в жертву огня ложку масла, делает салем (преклонение колена) и бьет головой (падает навзничь), приговаривая: «Аруах разы болсын», – аруах (дух предков), будь доволен! Во время горения жертвы мать или кто-нибудь из женщин, нагревая ладонь на огне, водит по лицу новобрачной, и новобрачная отдает в честь огня халат, который берет хозяин (отец мужа) юрты как владелец очага и заставляет ее сесть на баранью шкуру, говоря при этом: будь мягка, как кожа. Для того чтобы дать джан (присягу), разводят в двух местах огонь, проводят между этих двух огней и заставляют целовать дуло ружья, из которого убит человек.

Лечат огнем так: из семи частей тела скота вырезывают куски, бросают в огонь и греют больное место (преимущественно в ревматизмах). Очищают от болезни в этом жертвенном огне, бросают в огонь жестяной ковш, раскаляют его докрасна, потом кладут в него масло и синюю тряпку; когда это загорит, то подносят его под самый нос больного и наливают холодную воду – выходит ужасный пар. Способ лечения называется джелаушук.

Когда увидят новую луну, то три раза прискакивают и три раза делают поклон, потом срывают траву и, принеся домой, бросают в огонь.

Арвах – дух предков, во всех трудных житейских случаях обращаются к ним, говоря: «Аруахи, держите меня за руку и поддерживайте под мышки», - и приносят жертву; из коров такую корову: с рогами наподобие луны и копытами наподобие аша (юрту поддерживает); из баранов – белого с полоской на лбу и белого с желтой головой, синего барана с ушами наподобие баурсаков – с раздвоенными ушами и двумя зубами, и совершенно белого, как снег, с полоской на лбу – и также первенца в стаде. Если пожалеют первенца, то вымазывают слюной обещанного животного голову другого барана и приносят в жертву. Когда умирает человек, то его аруаху – духу – зажигают по одной свечке каждый день до сорокового дня или только четыре дня. Свечи ставят у право[й стороны] порога. Потому [что] полагают, что до сорока дней дух умершего посещает свою юрту и узнает о расположении детей; для того каждый день до зажжения свечи в сумерки отворяют дверь, наполняют одну чашку кумысом и в дверях постилают белую кошму, готовят прием для покойника. Все присутствующие в юрте, прочитав Коран, выставляют чашку аруаху и зажигают свечку.

При выносе покойника говорят: «От бога целым телом далек», - и обводят около него домашнюю утварь, съестное.

Земля не имеет почтения, не ходят по месту, где была стоянка аула, почитая его местом сбирания духов, боясь арвахов и вообще болезни ревматизма, которые приписывают неосторожному похождению. Только не рвут первую траву.

Звезды почитают душами людей, если видят падение звезд, то говорят: «Моя звездочка стоит еще!» - и делают два раза воздушное [движение], думая, что одна душа ... и, следовательно, индивидуум должен умереть. Часто приходится слышать [от] отца при входе его вечером в юрту: «Сегодня двое должны умереть». «Как?» «Две звезды пали».

Все необыкновенные явления природы считают за места священные, освященные пребыванием аулии (мухаммеданского [святого]); все курганы называются о б а, что значит к у ч а. Дерево, одиноко растущее в степи, или уродливое растение с необыкновенно кривыми ветвями служат предметом поклонения и ночевок. Каждый, проезжая, навязывает на это дерево куски от платья, тряпки, бросает чашки, приносит [в] жертву животных или же навязывает гриву лошадей.

Соленое озеро тоже называется кен, место, куда брошен взгляд аруахов или аулие.

Вообще скот как единственное средство народа ведет к разным поклонениям к нему: не наступают на кости животных; если прольется молоко, киргиз все [очищает], чтобы не оставить их [в осквернении] и чтобы умилостивить ... , делая крест и поклон ... , [поднося] правую руку к лбу, подбородку, правому плечу, потом левому. То же делают, когда переходят через конские джели, говоря, что джели имеют кие и делают таут ... Если увидят кузнечную наковальню, то тотчас подходят и делают крест. Не переходят через укрюк, топор и бакан, говоря: переступивший через бакан не разбогатеет, переступивший через топор никогда не будет довольствоваться ... лошади, верблюды, бараны, коровы. Последнее животное, если попадается ночью, то киргиз должен ударить плетью, ибо это есть седалище злых духов. Козы также не уважаются. Если животное имеет какую-нибудь особенность, то его называют аулие и почитают выражениями счастья; лошади с гнездами на гривах и хвостах, которые делают, по понятиям киргиз, злые духи-шайтаны, почитаются также за предмет счастья, таких животных никому не отдают: «Счастье уйдет», - если отдают – только берут так называемый слекей – слюну. Например, у лошадей вырывают клочок гривы, ослюнивают в слюне животного и кладут в калту. Не стреляют лебедей, боясь кие, и называют его царем птиц. Не бьют сову, филина, дятла, коккарга (синяя ворона) и кукушку. Последнее был человек. Приехал жених, у него потерялась лошадь, сестра невесты отправилась в поиски и второпях надела один сапог жениха, другой свой; это было весной, вот отчего у кукушки одна нога красная, другая синяя, и вот почему кричат аты жоқ көкек (нет лошади, ку-ку). Кукушка имеет хасиет (священное). Берут ветку, на которой сидела кукушка, и бросают в сабу с молоком, говорят, что даст обильное масло.

Мухаммеданская вера ... , [соединяя с] единобожием веру в танкриев и допуская существования бесплотных душ, джин, периев и шайтанов, не могла уничтожить злых духов шаманских. Пери бывают мусульмане и кафиры; неверные пери всегда делают зло и бывают в образе коршунов, орлов; вторые делают зло тогда, когда человек сам [провинится], они кочуют, как киргизы, делают так и... бывших в их аулах.

Джин – это дух, к которому обращаются баксы, это бес, который имеет свои имена; они бывают мужчины и женщины, молодые и старые, и, по уверению баксов и народа, они имеют образ человеческий, об них скажем в статье о баксах.

Албасты – дух, вредящий при родах. Их называют также джезтырнак – с медными когтями. Их глава – сорель, вышины 3 сажени, небольшая грудь, а остальное все ноги, копыта очень тонкие.

Болезни у мусульман назыв[аются] джин. Он имеет вид рослой девки, с распущенными волосами, с грудями такой величины, что всегда бросает на плечи.

Сорель – это леший, по некоторым сказкам муж албасты; по некоторым сказкам он принимает всевозможные формы; говорят, что он живет в дремучих лесах, имеет вид человека; обыкновенное человеческое туловище его так длинно, что он бывает равен с лесом. Убивает человека, измучив еще щекотаньем, это – русский леший.

Кон-аяк – это человек, вместо ног имеет ремни, живет в лесах и [на] островах. Призвав неосторожного путешественника, садится на него, обвязывает его ремнями и ездит на нем до тех пор, пока [тот], выбившись из сил, не падет.

Джезтырнак – медные когти. Это дух в образе женщины, живет также в лесах. Предание о джезтырнаках.

В сказках существуют людоеды: предание о Батыр-хане. При рождении дитяти бросают жертву в огонь, бросают сало, говоря: «У белого верблюда брюхо распоролось».

Если человек умрет в походе, то весь отряд, подъезжая к аулу с криком ой баурум (о, мой родственник, баурум [моя] печень), устремляется на юрту и начинает стрелять, колоть копьями и рубить дерево юрты (босаги-косяки).

Есть жертва круговая – айналмак, жертва три раза обходит существо, для которого люди [это] делают. Так, схватывают птицу, окружают три раза вокруг головы и отпускают. Она берет все мое несчастье и болезни на себя. Человек, делая то же, принимает и предлагает себя духам. Для выражения любви они говорят айналаин – обойду вокруг. Нежная мать говорит любимому сыну: айналаин карагым (зрачок), шырагым (светильник), т. е. обойду вокруг зрачок, светильник [мой].

Все предсказатели у киргиз называются баксы ... , и все предсказания свои они говорят от лица своих духов, которых они, применяясь к настоящему мусульманству, называют персте – ангелами, а народ, как правоверные, хотя и не верует в священность их... и хотя называет их джинами, но верует в их могущество, в могущество творить зло, – следовательно, все болезни и напасти суть влияние и порча духов; а баксы, их любимцы, могут упросить своих патронов оставить особу, которую он берет под свое покровительство. Впрочем, много еще таких, которые безусловно верят в сверхъестественность и божественность баксыев. Духи эти бывают ... великие, средние и мелкие, отчего баксы ... и их силы бывают разные. Великие лечат всех больных ... , режут животы, помогают при родах, заставляя своего духа угнать албасты, гадают, призывая духа своего игрою. Признаки большого баксы суть следующие: во время игры кладет саблю в живот, впускает до эфеса в горло, лижет раскаленное железо, бьет из всей силы себя в грудь топором, и все это сопровождается игрою на кобызе, инструменте, принадлежавшем аулие Коркоту, и пением, которое называется сарн. Игра – это призывание духов, кличка их; во время игры [баксы] все более и более дуреет, делается неистовее и падает. Через несколько времени он встает и говорит то, что сказал ему во время этого обморока его дух...

Это – пророчество. У некоторых [баксы] еще во время игры [по]являются на лбу, на щеках железные иглы и на руках вместо ногтей – ножи. Духи эти имеют имена, как отдельные индивидуумы повсюду и представляются своим баксыям в виде бабы, стариков, ходжей и девок – сары кыз – желтая девка.

Гадатели. Все баксы суть гадатели на собственном их способе гадания – игрой с плетью, держа ее между двух пальцев... равновесия.

Женщины, имеющие духов, называются ильты. Это тоже баксы.

Гадатели: джаурунчи – по бараньей лопатке, кумалакчи – раскладывают известным образом круглые шарики. Число шариков – сорок один. Эти два рода общеупотребительные. Шарики, говорят, употреблял пророк Даниил (Даниер). Первое основывается на наблюдениях линий, которые образуются от линий при ее обжигании. Баксы говорят, что лопатка всегда показывает полную судьбу семи народов: смерть царей этих народов, смерть людей ... и судьбы путешественников.

Сильные те, которые гадают по необожженной лопатке. Для гадания употребляется лопатка; выварив, мясо съедают, но до кости не должно касаться зубами; когда бросают в огонь, то около не должно быть железа. Анекдот о предсказании одного кумалакчи и об объяснении джаурунчи.

Ильты гадают обыкновенно по цвету пламени, бросая в огонь жир: если горит светло – значит предзнаменование хорошее, темно и красно – нехорошо. При этом джин требует какой-нибудь эксцентричности от бакши. Она все время пьет воду – ведро, или [употребляет] целый рот табаку.

Предсказатели метеорологии называются исебчи – числитель. По их мнению, и погода имеет известный оборот, смотря по созвездию: так, берут всегда за альфу саратан, апрель, и созвездие джауза (рак), его первое число соответствует первому числу месяца карача (октябрь) и созвездию каус (август).

Из баксыев прославились баганалинец Койлубай, это патрон всех баксы. Еще Б а л а к а й, баганалинец, и в настоящее время в Кокчетавском округе баксы Чумен, Кокаман и Ир-Чойлан – это его духи. Ир-Чойлан, главный Надыр-Чулак. Рассказывают, что он [Койлубай] на одну байгу поставил свой кобыз, предварительно с места приказал его привязать. Когда показалась далекая пыль байги, Койлубай с саблею в руках начал свою игру и пение с а р н, вдруг со стороны байги показался страшный ураган, и подул порывистый красный ветер, наконец, в хаосе пыли и тьмы показались первые лошади и впереди саксауловое дерево с огромным корнем, задевая то одним концом, то другим землю и волоча за собой длинный аркан. Это был кобыз Койлубая. Ветер и ураган это были силы его духа Кокамана. Приз был получен.

Ни один дух баксы из албасты, давителя при родах, не имел власти [при присутствии] Койлубая: для албасты следовало Койлубаю послать только плеть или шапку, тотчас [албасты] оставлял. В народе до сих пор есть сказание об одном случае, когда на лбу [Койлубая] появились морщины ... Глава духов его из периев был Надыр - Чулак, из джинов – Кокаман и из шайтанов – храбрый Чойлан. Духов своих он держал в строгом порядке: они составляли три куряна и по его требованию обязаны были выставить хорошо вооруженный отряд.

Все это сказание из уст народа.

Петроглифы урочища Тамгалы

Однажды во сне по обыкновению с докладом будущего явился Надыр-Чулак, глава периев, и объявил ему, что через несколько дней при родах одной женщины будет сам царь албастыев и советовал ему туда не ездить, говоря, что уже довольно мы восстановили на себя собрание духов ради прихотей человека. Вставший наутро Койлубай при разговоре сообщил поверхностное замечание, что на днях будут страшные роды. Действительно, через два дня явился гонец от такого-то бия, прося помощи Койлубая. Все киргизы были уверены, что пока есть Койлубай, они защищены от всех напастей, кроме смерти, тагдыра (судьбы), и гонец явился очень веселый, в полной надежде на могущество Койлубая. Не ехать – значит потерять авторитет и показать свое бессилие против таких ничтожных чертей, каковы албасты, ехать – значит не уважать просьбы и советов Надыра и рисковать собой. Но честолюбие, великий двигатель народа киргизского, взяло верх. Койлубай отправился в путь, отпустил гонца вперед и приказал ему собрать двести человек около юрты больной, отворить в юрте двери и тюндук (верх юрты). Два вторых куряна в полном вооружении под начальством Кокамана и Чойлана, при нем Надыра не было: он был оскорблен и не поехал. Подъезжая к юрте, поднял гвалт и, размахивая саблей, въехал в юрту и устремил глаза, полные гнева и бесстрашия, на чанарак юрты, размахнул саблей, сабля ударилась обо что-то, звон был металлический... Койлубай крикнул и упал бездыханный с лошади, терзаемый ужасными конвульсиями. Изо рта и ушей струилась черная запекшаяся кровь. Больная, лежавшая прежде в самоунынии, упала в обморок. Когда Койлубай увидел на чанараке царя албастыев, на черной, как черный бархат, закованного с головы до ног в синее железо, [с] одним глазом, огромным, как чашка для кумысу, торчавшим на средине широкого лба, – он злобно улыбался на Койлубая и говорит: «Тебя мы уважали и дали много, но дай же хоть раз нам», – и в руках держал огромное красное знамя – атрибут своей победы. Металлический звон был звоном его панциря, он победил Койлубая.

Народ был в ужасе: Койлубай лежал, как издохшая лошадь среди степи, в юрте; какой-то туман покрывал юрты, и страшный сверхъестественный шум и гул смущали души людей. Это была ужасная битва между курянами духов койлубаевских и одноглазым царем албастыев. Черный скакун игриво вертелся под духом, и он твердо стоял на своем месте. Вдруг вдали подул страшный ветер, огромная черная туча с страшным громом, с ужасной быстротой неслась по воздуху и над юртой вдруг спустилась: мрак покрыл воздух, шум усилился, раздался треск, туча быстро направилась на запад. Это был Надыр-Чулак, он не мог перенести беду своего любимца, с отборной дружиной, с коротким сосновым копьем, грудоломом явился и вонзил копье в самую грудь одноглазого шайтана. Албасты бежали. Лишь только прояснилась туча, Койлубай вскочил с места, крича: «Айналаин (буду кружиться) Надыр-Чулак, я твоя жертва!» – схватил кобыз, начал играть, крича во все горло: «Схвати его живого и приведи его ко мне». Больная тоже вошла в себя: «Иншаллах, тауба», - (слава богу, прости, боже!). Албасты были разбиты наголову, царь их полонен и связанный представлен к Койлубаю; его приняли в службу, назначив начальником албасты.

Источник: Валиханов Ч. Ч. Собрание сочинений в пяти томах. Том 1 – Алма-Ата, Главная редакция Казахской советской энциклопедии, 1984, 2-е изд. доп. и переработанное, стр. 208-215