СВЕДЕНИЯ О ВОИНЕ КОКАНДЦЕВ С КИТАЕМ В КАШГАРЕ В 1830 г.

Показание приказчика куща Самсонова, взятое семипалатинским комендантом и начальником округа полковником Кемпеном. (Показание от 21 октября 1830 года).

Работа представляет собой выписки из различных архивных материалов, собранных Шоканом Уалихановым при подготовке большой статьи о положении дел в Восточном Туркестане. Она тесно связана с двумя другими черновиками – «О восстании в Кашгаре в 1825-1826 гг.» и «О кокандском посольстве». По какой-то причине Уалиханов не смог осуществить задуманное. Работа написана не ранее 1860 г.

Получено 14 ноября 1830 года.

Первое. В начале июня он выехал из Семипалатинска, был в Кульдже 20 дней. В его пребывание было отправлено до 10 тысяч войска с небольшими пушками под начальством амбаня под видом звериной ловли, но говорили, что идет в Кашгар, где нач[алась] война с ходжой.

Второе. В Чугучаке (куда он отправился из Кульджи) слышал от китайцев, что ходжа пришел с большим войском, данным ему от коканского, бухарского и ташкентского ханов?, взял Кашгар и еще три города, названия которых он забыл. Говорят, что он непременно пойдет на Кульджу.

Третье. Во время первой войны, когда ташкентцы были выгнаны из Кульджи, султан Кулан ограбил их караван и пустил пешком. Говорят, что теперь кушбеги идет на Кулановскую орду с большим войском для удовлетворения купцов.

Четвертое. Эпидемических болезней нет. О холере и чуме не слыхал.

Областной начальник генерал-лейтенант де Сент-Лоран [в] донесении генерал-губернатору Вельяминову (от 11 ноября 1830 г.) вследствие получения от Кемпена вышеприведенных показаний предписал Кемпену и хорунжему Нюхалеву находиться в Кара-Кирейской волости на реке Кокпекты и доносить неуклонно о заграничных происшествиях.

18 декабря 1830 года [о том же]. Донесено вице-канцлеру графу Нессельроде.

Показание татарина Амирова (27 ноября 1830 [года]). В августе вышел из Семипалатинска. В Чугучаке слышал:

Первое. Что второй сын ходжи, имени не знаю, с помощью народов каратаглык, актаглык и большой партии из кокандцев и ташкентцев, всего до двухсот тысяч [человек], взял Кашгар, Янгисар, Яркенд, Хотан, Уч-Турфан и Аксу. Кашгар взят самим коканским ханом, а Турфан и Аксу — его генералом-кушбеги.

Второе. Множество пленных, награбленное имущество и серебро отправлены в Кокан. Китайцев убито до десяти тысяч, а прочие отступили в свои владения.

Третье. Китайцы собирают войска. Говорят, что, кроме вспомогательных войск (калмыков и других пограничных народов), приказано богдыханом собрать из Пекина (?) до 130 тысяч.

Военные действия начнутся весной.

Четвертое. О болезнях повальных на людей и скот не слыхал и о городах ханов.

Рапорт хорунжего Нюхалева (от 8 декабря 1830 г.).

Первое. Кушбеги ташкентский разбил весной сарыбагышей, основал около Алатау (?) курган и предложил султану Кулану, чтобы платил зякет. Он просил времени на ответ до августа.

Второе. Ходжа имеет до двухсот тысяч войска, которое состоит из кокандцев, бухарцев и ташкентцев, а некоторые говорят — из одних каратендиков. В лето взяты им города Кашгар, Аксу, Яркенд и занято несколько пикетов на пути в Кульджу.

Третье. Кульджа в опасности. В октябре войска из (Чугучака) отправились в Кульджу, калмыки обязаны доставить для провианта до тысячи верблюдов, калмыки недовольны и не скрывают того.

Показание татарина Бектимирова (3 декабря 1830 г.). В августе [он] отправился в Ташкент и слышал там:

Первое. Что сорок тысяч кокандского войска отправились в Кашгар, взяли этот город и до трехсот человек пленных китайцев представили в Кокан, а [затем] отправились в Аксу.

Письмо барона П. Л. Шиллинга фон Канштадт г. Вельяминову (27 декабря 1830 г., получено 17 генваря).

Находясь на восточной границе Китая (в Троицкой станице), я на сих днях получил сведение о возникших мятежах в Китайской империи и [что] многочисленное ополчение вторгнулось в Восточный Туркестан. Так как сие может иметь влияние на киргизские орды, то спешу сообщить официальные известия, полученные мною тайно на китайском языке.

Показание ташкент[ца] Баба-Ходжана (26 января 1831 г.).

Первое. В октябре и ноябре прошлого 1830 [года] был в Кульдже и слышал от китайцев, что пришло в Кашгар большое войско, составленное из пяти неизвестных народов, вооруженных щитами, в разнородных одеждах и в высоких черных шапках. Китайцы считали их за русских или индийцев, и китайцы были в большом страхе.

Второе. Вскоре получили известие, что Кашгар, Янгисар, Хотан и Яркенд взяты и войска противных осадили Аксу. Взят он или нет, не получено.

Третье. О народах известно теперь положительно, что оно состоит из кокандских войск и из кочевых племен ханства: юз, хытай-кипчак, тюрк, крык?, кыпчак и каракалпаков (?), [над] кокандцами начальствуют кушбеги Мад-Шариф, еще один неизвестный сын ходжи. Они (должно быть, галча) обитали за Коканом к Индии, все мусульмане и составляли Первое.войско кокандского хана. Так как их в первой войне не было, то перепугали китайцев.

[Первый] рапорт Нюхалева (февраля 4 1831 г.).

Первое. В прошлом году (1830) в военное время было сформировано из торгоутов до двух тысяч человек войска для отправления в Кашгар; каждому солдату дали по десять ланов серебра, а для прокормления во время пути — по десять ямб. Под начальством брата вана — торгоутского Манкан-сара они выступили в поход, но были возвращены с гор Темирлик, якобы потому, что ходжу прогнали из пределов империи, но говорят, что это сделано по просьбе вана, который просил богдыхана дозволить им заняться скотоводством, а не войной.

Калмыки страшно боялись этого похода и говорили, что не только они, но даже монголы (сибо и солоны), по нескольку человек взявшись за руки, падают ниц; по возвращении торгоуты на радостях целый месяц пьянствовали.

Второе. Войска у ходжи до двухсот тысяч, весной должны открыться военные действия.

Вместе с сим Нюхалев ходатайствует отправить в род тума на Семиреках казака для собирания сведений о ходе восстания. Разрешено.

Показание Туртугульской волости бия Бочтая4 (21 апреля 1831 г.).

Первое. В сентябре месяце 1830 [г.] кокандское и ташкентское войска: Первое.под начальством двух генералов по двадцать тысяч, всего до сорока тысяч, и последнее под личным начальством кушбеги в числе 15 тысяч, выступили в Кашгар. В этом городе находится китайцев с генералами (амбань) до тридцати тысяч. В первой схватке кокандцы потеряли до трех тысяч человек, вследствие этого генералы составили совет и главное начальство уступили ташкентскому кушбеги, который сделал с трех сторон нападение на город. Под ним [кушбеги] убито в этом деле три лошади, и он получил семь ран, но это не помешало ему собственноручно изрубить китайского генерала с лошадью вместе. Китайцы бежали и заперлись в крепостях Гульбаг и Джанкент, но кушбеги взял эти крепости, перерезал всех китайцев, [в том числе] пятьдесят лучших из них (главных), и головы убитых на 15 верблюдах отправил в Кокан.

Второе. Оставив в завоеванной стране двадцать тысяч кокандцев и пятнадцать [тысяч] ташкентцев пой начальством одного генерала, имевшего главную квартиру в Кашгаре, остальные вернулись. в Кокан в ноябре месяце.

Третье. Осенью коканский хан отправил посольство в Россию при одном слоне и двух китайцах, которые вследствие холодной зимы остановились зимовать в Азрете (Туркестане). В войне с Кашгаром участвовали из киргиз-кайсаков конраты и чанчклинцы — подданные коканского хана.

[Второй] рапорт Нюхалева (8 апреля 1831 г.).

Первое. В январе месяце прибыло из Китая в Кульджу до четырех тысяч человек войска (четыре дивизии) под начальством двух зунду и четырех джунтанов (дивизионных генералов) с повелением 15 «держать войну неослабно».

Второе. Ходжа имел войска из владений: Кокан, Бухария, Бадахшан, Балх, Куляб и Ургендж, которые после завоевания Кашгара, Янгигисара, Яркенда, Хотана, Турфана и Аксу усилились туземцами этих стран — мусульманами. Есть артиллерия значительная.

Третье. Полагают, что неприятель должен действовать около реки Или на пути в Кульджу.

Рапорт ротмистра Вершинина (7 апреля 1831 г.).

Первое. Ташкентцы рассказывали, что при выезде их из Ташкента в октябре месяце слышали, что двести человек китайцев на пятистах лошадях серебро и чай, взятые в Кашгар, [теперь] везут в Кокан под прикрытием 500 человек. Пятьдесят лошадей прибыло [уже] при них.

Второе. Войсками командуют тесть хана Мад-Шариф — ташкентский кушбеги и Назар-Ходжа (?).

Третье. Кокандцы привели в подданство дикокаменных киргизов. Киргиз-кайсаки и буруты не участвуют.

Четвертое. Другой ташкентец рассказал, что в Кульдже слышал, что к проходу Музтаг, между Кульджой и Аксу, прибыло до восьмидесяти тысяч человек неприятеля.

Пятое. От урянхайцев слышал, что тысяча человек торгоутов в декабре возвратились назад, а что из Урумчи и Манаса приходят в Кульджу ежедневно войска.

Рапорт хорунжего Чирикова, коменданта заградительного отряда на урочище Кара-уткелъ (1 апреля 1831 г.).

Первое. Для завоевания Кашгарии были отправлены минбаши Аккулы и кушбеги ташкентский с сорока тысячами войска. В Кашгаре, по согласию ходжей, переселили до семидесяти тысяч семейств кашгарцев в Кокан, возвратившихся обратно без всякого сражения.

Рапорт его же (15 апреля 1831 г.).

Первое. Кушбеги ходил с сорока тысячами войска на Кашгар и возвратился тому назад три месяца (следовательно, в конце января). Кушбеги разбил пикет, называемый Гульбаг (?), и более ничего не сделал, а вернулся, боясь китайского войска, выступившего из Кульджи, и привез с собой до восьмидесяти тысяч человек китайцев мужского пола.

Второе. Коканский хан теперь ожидает китайских посланников и намерен заключить мир.

Письмо графа Сухтелена, оренбургского генерал-губернатора к г. Вельяминову со сведениями о войне в Кашгаре. (21 апреля 1831 г.).

Письмо из Бухарин.

Первое. Шестьдесят тысяч войска из Кокана отправились в Кашгар, который взят. Четыре месяца держат в осаде Гульбаг; шесть тысяч китайцев, выступивших навстречу, перебиты. Шесть тысяч семейств каратаглыков переселены в Кокан.

Второе. Аталык-бек с девятью человеками отправился в Уратюпу и, попавшись в руки, убит.

Письмо его же с приложением письма из Бухары (17 июля 1831 г.), из коих видно, что бухарцы намерены снабжать себя чаем из России.

Первое.письмо.

Первое. Коканский хан пошел с войском на Кашгар, но не мог взять Гульбаг. Войско его возвратилось назад, но на пути к нему присоединились еще до пяти или шести тысяч [человек].

Второе. Зеленый чай здесь по девять и десять тилля, если он дешев в России, то покупайте побольше.

Третье.письмо.

Покупайте побольше кашгарского товара, особенно чая. Кашгарские купцы не покупают шкур, должно быть, подешевели.

Третье.письмо.

Дорога из Бухары в Кашгар весьма затруднительна.

Его же (от 14 июля). По новейшим сведениям, коканцы возвратились в Кокан и привели с собой значительное число кашгарцев. Вероятно, китайцы устремятся на Кокан.

Донесение Омского общеобластного управления к генерал-губернатору Западной Сибири (31 октября 1831 г.).

Так как прибывший из Кокана нарочный к посольству, находящемуся в Тобольске, привез известие о примирении коканцев с китайцами и о восстановлении торговли, то, основываясь на серьезности этого факта, дело о восстании считаю конченым и переписку по этому предмету прекращаю.

Донесение Омского общеобластного управления с показанием башкирца Халитова (5 февраля 1832 г.). Отобрано в Каркаралинском приказе (от 25 ноября 1831 г.).

С половины июля до половины августа настоящего 1831 года находился в Кокане и знает:

Первое. Ходжа Джангир (ошибка — Мяд-Юсуф), живший постоянно в Бухаре, выпросил у коканского владетеля войско, примерно семь тысяч (он сам видел), как [он] выступил в поход.

Но по неизвестной причине он не достиг Кашгара и возвратился без всякого успеха в Кокан, разорив находящихся в китайском подданстве джау киргизов, и привел в плен до одной тысячи человек этих киргизов и множество скота и имущества.

Второе. До отправления ходжи Джангира [ошибка — Мяд-Юсуфа] с войском прибыли от богдыхана четыре человека послов, из коих хан троих задержал у себя, а одного с четырьмя человеками своих послов отправил в Пекин, где они были тоже задержаны. Чем кончилось [это], он не знает.

Третье. В половине августа кушбеги поехали в Акмечеть, чтобы удалить бухарцев, которые там стали селиться.

В письме ташкентского кушбеги к господину Вельяминову от 1250 года геджры (1834 год) между прочим сказано: «Господин хан наш предоставил в наше управление шесть санов алач и сорок санов народа хана Барака, начиная от гор Коканских до реки Или с киргиз-кайсаками и бурутами, и, одним словом, предоставил нам управление всего Дешты-Кипчака, дал нам власть по своему усмотрению решать хорошие и худые дела, с другой стороны, взяли известные города: Уратюпе, Каратегин, Куляб и Дарваз, подчинив себе, поставили в каждый из них правителями одного бека и саркара. Подчинив себе столько народов и городов и обратив их к своему голосу, думали, что весь мусульманский мир принадлежит ему, но те страны дали менее, чем следует подать, которую платили. Господин наш хан повелел нам [идти] со всеми коканскими войсками [на Кашгар]. Мы прошли шесть кашгарских городов и изрубили десять санов китайских людей. После этого- китайцы отдали нам власть над всеми мусульманами и заключили мир».

Источник: Валиханов Ч. Ч. Собрание сочинений в пяти томах. Том 2 – Алма-Ата, Главная редакция Казахской советской энциклопедии, 1985, 2-е изд. доп. и переработанное, стр. 349-354