ПРЕДАНИЯ И ЛЕГЕНДЫ БОЛЬШОЙ КИРГИЗ-КАЙСАЦКОЙ ОРДЫ

Незаконченный набросок, первая запись казахских исторических народных преданий, интерес к которым, по свидетельству Г. Н. Потанина, пробудился у Ш. Уалиханова еще в кадетском корпусе. Запись отражает творческий процесс работы Уалиханова первых лет его научной деятельности и относится к началу 1855 г.— времени первых его путешествий по Казахстану. Запись дошла до нас в виде двух рукописных копий, содержащих много пропусков и искажений. Впервые опубликована в «Сочинениях Ч. Ч. Валиханова» под ред. Н. И. Веселовского.

Казахи Старшего жуза. Рис. Ш. Уалиханова

Киргизы Большой орды производят себя от древнего монгольского народу уйсунов, родоначальником своим [считают] Майки- бия, современника Чингис-хана.

О происхождении же народа киргизского казак и соединении своем в союз трех орд казачьих [они] имеют весьма темное понятие. Одни из них говорят, что киргизы произошли от ногайцев, заблудившихся в степях ишимских. [Другие] говорят, что предки их не имели ни рода, ни племени, долго скитались по степи, пока не похитили себе жен от какого-то неверного народа чеген, а так как ногайцы были мусульмане, а жены их неверные, то и народ киргизский, произошедши от их смешения... в себе и в своей религии смешение двух элементов. Надо сказать вообще, что предания этой орды носят на себе следы тюркестанского влияния и сами киргизы опираются на их сказания; так говорят узбеки, так мы слышали в Капале. Вот другое предание, очевидно, произошедшее под религиозным влиянием среднеазиатских мусульман. Родоначальником Средней орды был товарищ, сахаба Мухаммеда «избранного». Пророк, по откровению архангела Гавриила, узнав о скором своем оставлении правления сего тленного мира, чтобы там, в эдеме, на лоне гурии, отдыхать вечно и вечно, призвал своих друзей и товарищей и сказал им об этом, прося прощения, если он сделал кому-нибудь из них обиду. Все плакали и говорили: «Ты друг аллаха, мог ли ты сделать обиду!» Только один сахаба, по имени Оксе, объявил претензию, что пророк при осаде какого-то города безвинно ударил его в спину. Мухаммед действительно вспомнил свою ошибку и в возмездие предложил ему свою спину. Абубекр, Омар, Осман , Али и другие вельможи тщетно отговаривали Оксу оставить безрассудное свое намерение. Оксе ничего не хотел слушать и, при общем проклятии народа, подошел с плетью к священной спине любимца аллаха и просил его обнажить тело. Пророк снял свое верхнее платье. Оксе того и нужно было: он знал, что на спине «избранного» есть божия печать, приложившись к которой смертный делается недоступным адскому огню. Оксе вместо ожидаемого удара только наклонил голову, поцеловал и отошел прочь. Но за неудовольствие, причиненное им пророку, и по .... общественного проклятия бог обрек его и его потомков бродяжничеству, благословие, впрочем, вместе с тем на довольство и безбедность. От него [Оксе] происходит... родоначальник [уйсуней] и всего народа.

Родоначальником [киргизского] поколения Большой орды уйсунов считают они [еще] какого-то Тобея, жившего еще задолго до [Майки]. Тобей имел, по преданию, четырех сыновей — Коёлдера, Мекрена, Майки и Когама. От Коёлдера произошли катгамы, что впоследствии [XV—XVI вв.] вошли в состав нового народа узбеков ([катаганы] — главный род [узбеков]). От Мекрена произошли…, от Майки — собственно уйсуны. (Когам) был родоначальником канглов, Абак, сын Майки, от старшей жены имел сына Байдебека, от второй... и от рабыни..., у Байбека старший сын был Сары..., второй же Джоркчи, был сын второй жены, по-киргизскому — аулие, святая. От Джоркчиевых трех детей произошли: от первого Албана — адбаны, от второго Дулата — дулаты и Сувана — суваны. Меркес родоначальник .... имел двух сыновей: Чуманака и Сваманака.

Адбаг имел двух сыновей: Сары и Чебеля. У Сары было два сына: Суеркул и Таубазар; у Чебеля дети назывались..., а дети Майки носят собирательное имя — Абак. Название же [уйсун], даваемое всей орде, употребляется по большинству [и касается] собственно уйсунов, но потребления в строгом смысле предание не допускает. Сказания орды говорят, что они были отдельным народом до [монголов], что Майки-бий уйсунов участвовал [в сейме] при избрании [Чингиса] на ханство.

Что же касается до соединения их [уйсунов] в состав народа [казахского], они говорят так: Золотая и Джагатайская [орды пали], внутренние беспокойства разъединили единство племен, некому было содержать властей и заботиться об обществе, каждый род должен был думать о себе, тогда в степях ишимских собравшийся народ...

Старики говорят, что ногай было общее название [степных] кочевых татар, для отличия от полуоседлых. Ногайли, узбекли... их называли ногай.

Действительно ... не мудрено при этом делать гипотезу, что ногай — «собака», дано было кочевникам их же собратьями, которые, приняв в Золотой орде при Узбеке и в [Джагатайской] при [Тарма-Ширин] хане мусульманство, и .... называли улусников за их пристрастие к древнейшим повериям и старым обычаям — собаками.

У киргизов, найманов и крымских ногайцев остатки магометанства [были] все еще в [силе] и время не могло истребить их до нас. Что касается последующей исторической судьбы этого народа, как орды... предание говорит так: до [Ишима] храброго (1636) все орды были [объединены] и управлялись одним ханом. Уй[суны] ... за чуйских и находились в соседстве с резиденцией ханов ... непосредственно [пребывая около] самого хана. При [катаганском] хане [Турсуне] они брали с ним вместе Ташкент.

Источник: Валиханов Ч. Ч. Собрание сочинений в пяти томах. Том 1 – Алма-Ата, Главная редакция Казахской советской энциклопедии, 1984, 2-е изд. доп. и переработанное, стр. 273-276