ПИСЬМО ПРОФЕССОРУ И. Н. БЕРЕЗИНУ

Наставник Шокана Уалиханова по Омскому кадетскому корпусу Н. Ф. Костылецкий, наблюдая у своего ученика живой интерес к памятникам восточной письменности, познакомил его с ученым востоковедом, профессором Петербургского университета И. Н. Березиным. Шокан вступил с ним в активную переписку. Большая часть этих писем либо не сохранилась, либо еще не найдена. Но среди бумаг Уалиханова был обнаружен черновой отрывок, не имеющий заглавия. Позднее он был назван «Черновые записки Уалиханова по востоковедению».

Отрывок написан в виде ответа на письмо востоковеда И. Н. Березина к Н. Ф. Костылецкому (1852), через которого он обратился к Уалиханову с просьбой расшифровать некоторые историко-этнографические термины, встречающиеся в ханских ярлыках. Дата ответа Уалиханова неизвестна, но из его содержания видно, что он написан под свежим впечатлением после выхода в свет книги И. Н. Березина «Ханские ярлыки» (Казань, 1850). В ответе дано толкование ряда архаических слов из ярлыка Тохтамыша. Для подкрепления своих аргументов Уалиханов привлек сведения из «Сборника летописей» Жалаири.

Прочитав издания Ваши: Ханские ярлыки и Библиотеку восточных историков и узнав от бывшего моего наставника Николая Федоровича Костылецкого о предложении Вашем, — поискать в языке киргизском значение нескольких слов в ярлыке Тохтамыша не употребляющихся в нынешнем татарском языке, — я отыскивал в языке нашем через расспросы старых киргиз и нашел [ряд] слов, которые спешу послать к Вам.

Прочитав Ваш перевод ярлыка Тохтамыша к Ягайлу и перевод тарханных ярлыков Тимур-Кутлука и Саадат-Гирея, я нашел несколько слов, [которые] употребляются до сих пор у киргиз Средней [орды], и решился сообщить Вам их современные значения у нашего народа. Если замечания мои будут несколько [полезны] Вам, то цель моя достигнута.

По [преданиям] своим, киргизы почитают себя [потомками] татар Золотой орды, которая в героических поэмах — джирах — называется , а героем всех их поэм — золотоордынских ногаев: Идигей, его бегство к Тамерлану и изгнание им. [Песня о] Тохтамыше составляет огромную и любимую [поэму], и могила его [находится] на горе Улутау; сказание о Уракмирзе из рода [караул], Ир-Кокше и Ир-Кушай — богатыри времен [Золотой] орды, суть герои их поэм. Все данные. собиранием которых и теперь занимаюсь, если не но зато подтверждают, что народ казак (так называем себя мы) образовался от союза разных племен турецких и монгольских во время междоусобий в орде, начавшихся тотчас после смерти Бердибека, а не народ древний, о котором писал Фирдоуси. Каждый потомок Батыя хотел быть ханом и иметь народ: так я думаю, образовались ханство Крымское, Казанское, орда Чорайгаковская, союз узбеков — шейбанов и казаков. Предание киргиз о своем происхождении оправдывается сказаниями Вашей Шейбани-намэ и , которая написана киргизом Большой орды джалаирского рода, имеющего гребенчатую тамгу. Автор говорит о себе (см. стр. 169):

Ураз-Мухаммед, к которому он приехал для службы от отца и матери его, был киргизский султан (стр. 50, ч. II История. Описание киргиз-кайсацких орд и степей, Левшин); в Сибирских летописях он называется казачьим царевичем Солтаном (см. «Сибирские летописи», приложение к статье П. И. Небольсина «Покорение Сибири». Спб., 1849; Отеч. Записки, 1848, том LX, LXI, кн. октября, ноября и декабря).

[Там говорится:] «По наипозех днях князь Сейдяк изыде из града Сибири, с ним же царевич Казачьей орды Солтан, да царя Кучюма думный карача, с ним же воинских людей 500 человек; доидоша же до места, иже именуется Княжей Луг, и начата пущати ястребы за птицами». (Летопись Саввы Есипова).

Родословная Ураз-Мухаммед-хана в (стр. 140—145, ) чрезвычайно верна с родословными таблицами киргизских султанов, собранными здешним пограничным начальством. Привожу для примера и сличения:

Родословная султанов киргизских

Урус-хан

Койручук

Барак-хан

Аз-Джанибек

Батыр Касым Камбар Сюк Джадек Тохтакчук Джабай Торсун

От него происходят султаны и ханы Меньшой киргизской орды

Шигай-хан

Теуекель-хан

Ишим-хан

по прозванию Ир – храбрый

Оннан-султан

[Каип

Худайменде

Джангир

Кайнар-Кучук

Ураз-Мухаммед

Тауке]

Букей-султан

Даир

Худайменде

Турсун

Кучук

Барак

Посланный царя Иоанна [в] 1569 году к ногаям говорит о нападении на улусы их казацкие орды Акназара царя, Шигая царевича и Челыма царевича. По «Сборнику летописей» , Акназар был сын Касыма, Шигай был сын Джадека, Джадек и Касым дети Джанибека, но имени Челыма там нет — не Тугум ли? Этот Акназар известен притеснениями своими башкир [в] 1556 г. Англичанин Дженкинсон, бывший в Бухаре [в] 1556—59 [гг.], говорит о войне ташкентцев с казаками. Не воина ли Бурундука с Шейбани-ханом?

Автор , описывая избрание Ураз-Мухаммеда в касимовские ханы (стр. 168) [и] представляя форму престола ханского, говорит о правой и левой руках. На стороне [майсара] показаны два бека — один из рода аргын, другой из рода кипчак, на левой [ — маймене] джалаирец Кадергалибек и [Саманай]бек из рода манкут.

Автор, как джалаир, подробно говорит об этом племени, начиная его с времен Огуз-хана, и в конце книги подробно [излагает генеалогию своего рода, начиная от Чингиса до времен Кадергали].

Во всех ярлыках Золотая орда называется и у тюркских историков и <в преданиях> народных она означает [часть] целой страны или народа и никогда не называется ордой; киргизы говорят: <где заменяется тяжелым юртом>. Мне кажется, слово орда имело и прежде в Золотой орде такое же значение, как [теперь] у киргиз и калмыков, и означало в обширном смысле место столицы хана, в тесном — его ставку. Золотая орда — золотой шатер и юрта, в которой сидел хан; впоследствии оно обратилось в название всех ставок городских, где жили ханы. Так что слова ак орда, кук орда, сары орда нужно принимать не как название улуса или юрты, а как название главной стоянки, резиденции ханов. При отправлении этого ярлыка Тохтамыш был, как видно это из ярлыка, на летних кочевках у Дона и жил в юрте, в том смысле, как полагаю я. В подлиннике и в современном переводе орда разумеется в смысле: во-первых, — орда на Дону, во-вторых, а той ярлык писан оу Орде на устьи Дону. Да и самые слова современного перевода: «давали выход белой орде, те нам наше даише» доказывают, что и здесь под белой ордой разумеется юрта хана, место, где сосредоточены все власти, и единственное место, куда собирались все доходы. «Те нам наше даише» доказывает, что все доходы поступали самому хану; [так] как ханы беспрестанно сменялись одни другими, а потому слово орда и особа хана означали одно и то же. Мои воззрения показывают, что они общего народного названия, как можно догадаться, не имели; каждое племя сохраняло свое название, например, кунраты, найманы, кипчаки и проч. (см. ).

В русская Золотая орда соответствует ; для выражения заволжского улуса говорится Синяя орда, Кук-Дениз, или больше Сыр-Куван.

Черный песок , как можно полагать из слов современного перевода: вышел на мене Аксак Темир — Железная нога с Черного песка.

Пески Каракум лежат в Киргизской степи в пространстве от устья реки Сыр-Дарьи до реки Сарысу. Все пути из Средней Азии на Оренбург, Троицк и Гурьев идут через него.

Глагол [тутмак] употребляется у киргиз именно так, как здесь. Они говорят [и] пишут вместо пишу, извещаю — держу.

Деление на существует и теперь у дикокаменных киргиз — ун киргиз и сул киргиз. К главным представителям первого принадлежит племя бугу, второго — солту. делению на правую и левую руки дает древнейшее начало — шесть сыновей Огуз-хана, родоначальника тюркских племен, управляли правым и левым крылом в таким порядке (см. , стр. 14):

Здесь видно, что племена разделялись во всем порядке на два крыла и каждое крыло имело свой арьергард.

[И до сих пор] на Востоке и Бухаре беки всегда по значению родов, которых они представляли, имеют места по правую и левую сторожу трона царского; через это очень часто происходят споры между беками. Это что-то в роде русского местничества.

[Автор] описывая трон царя Ураз-Мухаммеда в Касимове, приводит план трона, [на котором] обозначены места , — правая и левая руки, и приводит имена беков, занимавших [стороны][правую] и [левую]. Чтобы доказать значение и влиятельность беков джалаирских при потомках Урус-хана, он показывает место их при троне на стороне — левой. Джалаиры, по словам автора, сильнейшие между, занимают левую руку, а канглы в 200 человек стоят на стороне — правой. Это доказывает, что и у народов, образовавшихся из Джучиева улуса, левое крыло было старше и почетнее.

Но [так] как нет никаких данных, которые бы допускали в политическом устройстве Золотой орды такого деления, то обращение Тимур-Кутлука, лучше его ярлык, обращенный к угланам правого и левого крыла, можно понять именно в смысле угланам стороны и угланам стороны

[Теперь о некоторых словах, встречающихся в ярлыке Тохтамыша к Ягайлу].

...глаголам желать и просить как нищий; от него просящий, т. е. нищий.[В ярлыке сказано]:по их изменническим просьбам вперед пришел.

28. Что касается до , то я не знаю и не слыхал подобного слова и в татарском (сибирском), и в киргизском [языках], и едва ли [оно] существует. У киргиз есть слово — оставлять без жалости, без внимания, — вправду ли [ты] меня оставляешь? — голосит киргизка-жена, раздирая свое лицо, при смерти мужа.

— у киргиз означает беспрерывное качание и употребляется больше в смысле качания колыбели

— значит разойтись, разбиться. — употребляется для выражения нестройного бегства народа, как слово

— ударить копытом, лягнуть. Говоря о лошади, нельзя употреблять этого глагола (нужно непременно тепмек ).

34. Слово мунганалды я, несмотря на все усилия и расспросы между киргизами, найти не смог. У них рабы, как и у татар, называются [құл], но, так же как и у калмыков, разделяются на военнопленных , или более употребительно джесыр, на купленных, благоприобретенных, которые называются джетым «сирота». В таком народе, как наш [казак], где господствовало право сильного, безродные, бессильные люди не могли иметь самостоятельности и делались рабами султана или бия, и от этого могло произойти слово в смысле раба. Даже ничего похожего на , на банзарово монханиул я не нашел. Есть глагол от него — несчастный, печальный, — печаль, одинакового значения с , . Постараюсь справиться об этом слове у дикокаменных киргиз и если найду, тотчас уведомлю Вас.

в техническом языке барантовщиков значит добыча, от него — артельный,

— монгольское бяся еще.

В Енисейской губернии говорят языком тюркским, [в частности] карагасы — бродячее инородческое племя. В языке этого народа деньги называются мунган, а серебро — акмунган. Может быть, это слово имело и должно иметь другое значение. Мунгимо у тунгус золото м[ожет быть] сравнено [с] славянским языком и примерно к значению денег. Уже в позднейшие времена прилагательное ак — белый, подтверждает это мнение, — не имеет мунган — в значении денег и серебра. [В] отношении к банзарскому монханиул бэдэргэ — закабаленный раб, но не купленный. Бог нас пожаловал: враждовавших угланов и беков всевышний нам продал, т. е. дал в нашу полную власть... в кабалу. (См. Вестник Императорского Русского Географического общества, 1854, книжка VI).

39. Не знаю, почему должно означать одних тохтамышевых негоциантов? , как мне кажется, выражает часть общего, компанейство, а не компанейцев; в последнем смысле оно было бы и, кажется, что частица родительного падежа стоит по ошибке писца вместо , ибо окончание на делает как купцов, так и компанию ягайловскими, а между тем как последующее «пусть ходят» выражает взаимность действия (или отношения). Если читать — [пусть] пo прежнему порядку пробродят на удовольствие наши негоцианты или компании, в современном переводе — гости пусть одни с другими компанию имеют, отправляются, — и будет согласно современного перевода: гостям путь чист, и вашим и нашим торговцам.

[Касаясь ярлыка Тимур-Кутлука], почему бы не читать темник Эдигу, ибо — начальник тумана, ибо употребляется и теперь между сибирскими татарами и между киргизами в смысле главного начальника. Всякий чиновник русский у них называется бастык. По употреблению этого слова в двух ярлыках Тохтамыша к Ягайлу и Темир-Кутлука, оно стоит в смысле главного визиря, приближенного или русского темника, а потому , , означает темник, первый при хане вельможа. Мне кажется, что Джучиев улус, как кочевая орда, никогда не имел правильного административного устройства и никаких постоянных чинов, кроме свиты ханской, как-то: , , и прочих чинов, постоянность которых требовал интерес ханский, как: даруги, баскаки, битикчи, тамгачи, тартнакчи и т. д. (см. стр. 11, Ханские ярлыки, III). Были угланы, принцы, потомки ханов. Были беки или бии — родовые представители племен. До Чингис-хана каждый род, каждое племя монгольское имело своих ханов; Чингис-хан, соединив все племена под свою власть, мог не уничтожить совершенно значение этих ханов, которые иногда даже обращались в беков, но, напротив, вступал с сильными из них в родство и даже поддерживал их родовые права, например, — конратов, джалаиров и пр. (см. Абулгази, Шейбани-намэ, ). Нет сомнения, что относительно других покоренных народов он держался этого же принципа. Следовательно, уланы и беки были достоинства, получаемые по происхождению, а не чины.

Разделение угланов на великий, средний и нижний можно объяснить тем, что и в государствах Мавераннагра до сих пор при обнародованиях ханских ярлыков пишется , т. е. великим и малым, разумея под ним возраст управляющих войском, которые собираются на случай нужды и становятся по сторонам он [и сол]. Один или два из этих беков всегда был при хане, в частности в должности визиря, и управлял улусом [в качестве] министра; или один был , а другой управлял волостями в звании... Как можно полагать разно: в первом случае , а в другом — и туман башлык. Таковы Кутлубуга Асан при Тохтамыше, Едгу при Темир-Кутлуке и его преемниках (см. ). Целый ряд таких временщиков, начиная с хана Тогтагу, назывался f j t (см. стр. 100 , главу ). Таковы были беки улусные или удельные. Мне кажется, бек ордынский, князь людской , были разные выражения одного того же достоинства, ибo — удел и — племя должно быть одно и то же; под именем уделов можно разуметь ибо этот же управлял в войне людьми своего и по числу управляемых назывался тысячник, сотник, десятник, полным ратным; управляя каким-нибудь городком, он назывался городный.

[О слове машаих]. В киргизской степи много гробниц, каменных мечетей, называемых стан или там, [которые] носят названия по именам своих основателей и над чьим телом поставлены [эти памятники]. Такие места называются: аулие — святой и машаих. Эти тамы служат местом для их религиозного зиарета, и они обращаются к этим авлие и машаихам как [к] патронам своего народа и т. д. .

Букаул употребляется в степи и теперь. У киргиз [-кайсаков] есть поговорка ; здесь букаул в смысле разносителя блюд. Глагол у киргиз в большем употреблении и означает делать препятствие, останавливать ( ). От него — препятствие, — [соорудить плотину, задержать] и т. д.

Сообщая значение некоторых слов, сохранившихся в языке киргизском [казахском], прошу извинения Вашего, что в число этих замечаний ввел несколько своих гипотез. Если это письмо удостоится Вашего внимания, то я с величайшим удовольствием готов сообщить Вам песню о .

Занимаясь собранием известий о народе казак, я обращаюсь к Вам с покорнейшей просьбой, если Вам случится при разборе и чтении разных восточных историков встретить что-нибудь о слове казак, о казачестве и о народе казак, сообщить Вашему покорному слуге. Этим обязали бы как нельзя более. Не имея никаких других источников под рукою, кроме истории Абульгази (Румянцевское издание), Вашей Шейбаниады и чрезвычайно важной в этом отношении, я не имею никаких средств проверить отрывочное указание Левшина при его «Описании Киргиз-кайсацких орд». В известиях арабских историков, как я полагаю, не должно быть ничего о казаках, ибо, я уверен, народ этот образовался не ранее XIV [века] при распадении Джучиева улуса. Кятиб Челеби, как видно из истории Левшина, говорит кое-что о казаках татарских. Интересно знать, когда жил: этот географ и интересно знать это известие на языке турецком.

Клапрот в Magasin Asiatique напечатал перевод описания киргиз-кайсаков из китайской географии Дай-цин-И-тун-чжи, но, к несчастью, здесь нельзя достать этого журнала. Левшин на основании утверждения нашего знаменитого ориенталиста Сенковского говорит, что Фирдоуси в истории Рустема упоминает о народе казак и о ханах казацких: на стр. 42 Левшин, как видно, приводит слова Сенковского: «Народ сей весьма» и прочее; но странно, где это удалось видеть им народ казак до Чингисхана и в числе чингисовских племен; по крайней [мере], Абульгази, Шейбани-намэ, для тех периодов не упоминают о казаках, даже не употребляют слова , которое употребляется от... и было [в употреблении во время] Шейбани-хана. Бабер в своих «Записках» говорит о хане казак-Арслане, имевшем 400 000 воинов. Любопытен текст этого места из записок этого государя-писателя. И нет ли что-нибудь о них в записках Тимура или в его историках?

Источник: Валиханов Ч. Ч. Собрание сочинений в пяти томах. Том 1 – Алма-Ата, Главная редакция Казахской советской энциклопедии, 1984, 2-е изд. доп. и переработанное, стр. 163-172