ОБ УСТРОЙСТВЕ ФАКТОРИИ В КАШГАРЕ И О ДОРОГАХ В КАШГАР

Записка написана Ш. Уалихановым в 1860 г., очевидно, по заданию военного министра Сухозанета, о чем свидетельствуют пометки на полях его рукой. В ней дана оценка значению кашгарской торговли для России и описаны пути, идущие с берегов Иссык-Куля в Кашгар. Здесь же подвергнуты критике взгляды противников кашгарской торговли и устройства фактории (позднее консульства) в Кашгаре. Ш. Уалиханов был горячим сторонником установления торговой связи с Востоком и даже намеревался (судя по его письмам к Ф. М. Достоевскому) быть первым консулом в Кашгаре.

Русская торговая фактория в Кашгаре. Гравюра 1861 г

В настоящее время владычество китайцев в Алтышаре весьма слабо, в стране этой вместе с китайцами имеют значительную власть кокандцы.

Жители Алтышара, составляющие около 580 тыс. душ, принадлежат к тюркскому племени, исповедуют магометанскую веру и до половины прошедшего столетия имели своих самостоятельных владетелей, принадлежащих к одной из фамилий ходжиев, которым до сих пор кашгарцы весьма преданы.

С утверждением власти китайцев в Алтышаре ходжи должны были оставить страну и ныне живут в кокандских владениях. Владычество китайцев, иноплеменных и иноверных с туземцами, злоупотребления и лихоимства их чиновников делают власть Китая в Алтышаре весьма ненавистной.

Кашгарцы уже не раз пытались свергнуть с себя китайское иго и возвратить ходжиев. В последние тридцать лет в Алтышаре было три таких восстания. Кокандские ханы, оценив те выгоды, которые могут извлечь для себя из ненависти кашгарцев к Китаю и преданности их ходжиям, постоянно оказывают последним свое покровительство и поддерживают их в борьбе с китайцами. Этой-то политике кокандские ханы обязаны тем, что китайское правительство для избежания постоянных смут и восстаний в Алтышаре и поддержания в нем своего господства должно было уступить Коканду довольно значительную часть власти и предоставить огромные права.

В настоящее время китайцы пользуются в Алтышаре только политическою властью и занимаются сбором податей с туземцев; внутреннее управление разделено между китайцами и кокандцами, а права [сбора] подати с иностранцев, которые в Алтышаре весьма многочисленны, и пошлин со всей вообще заграничной торговли принадлежат исключительно кокандцам.

Кашгар отстоит от укрепления Верного на расстоянии около 600 верст и отделен первостепенным хребтом Тянь-Шань, сообщение через который для торговых караванов в октябре или ноябре месяцах совершенно прекращается и восстанавливается не ранее апреля или мая месяца.

Притом расстояние от Кашгара до Коканда менее 400 верст, и сообщение там никогда не прекращается.

Из Заилийского края в Кашгар дороги, по которым могут следовать караваны, идут по восточную и западную стороны озера Иссык-Куль. Первые из них, будучи более удалены от кокандцев, менее подвержены их нападению, но эти дороги представляют большие затруднения для следования и, делая много поворотов, составляют путь более кружной. Напротив того, дороги, идущие по западную сторону Иссык-Куля, хотя и более подвержены нападениям кокандцев, но зато представляют большие удобства для следования и составляют ближайший путь.

Кратчайшее расстояние от укрепления Верного до Кашгара по дорогам, идущим к востоку от Иссык-Куля, составляет около 700 верст, а по дорогам, идущим к западу — около 500 верст, следовательно, западные дороги дают возможность караванам достигать Кашгара по крайней мере десятью днями ранее.

За наивыгоднейшую признается следующая дорога: от Кашгара по рекам Артыш и Аксай в долину реки Нарын, к устью реки Арча, Оттуда к западному концу озера Иссык-Куля по долине реки Чу и далее на укрепление Кастек и Верное.

Все дороги, идущие в Кашгар из Заилийского края как по восточную, так и по западную сторону от озера Иссык-Куля, проходят через земли не подвластных нам дикокаменных киргизов, а потому, какая бы из дорог ни была избрана для постоянного сообщения, во всяком случае промежуточный укрепленный пункт необходим.

[На]сколько можно судить, наивыгоднейшее место для устройства этого пункта представляется при впадении речки Арча в реку Нарын.

Будучи расположено здесь в изобильной долине тотчас при спуске с главного перевала на южный скат Тянь-Шаня и почти на половине расстояния между Кашгаром и Верным, укрепление не будет иметь недостатка в топливе, отсутствие которого на всех дорогах в Алтышар весьма ощутимо, надежнее обеспечит сообщение и вместе с тем больше может содействовать караванам при переходе через Тянь-шанский перевал.

Кашгар лежит на главной дороге, связывающей Верный с Пишпеком (около 200 верст) и Аулие-Атой на расстоянии не более 300 верст. Аулие-Ата, как пункт, лежащий на удобнейшей дороге, имеет первостепенную важность.

Во всяком случае нельзя не ожидать, что устройство фактории в Кашгаре встретит со стороны кокандцев сильное сопротивление. Подать с заграничной торговли, собираемая кокандскими ханами в Кашгаре, составляет один из главных доходов, а число так называемых иностранцев в Алтышаре, подвластных Коканду, простирается до ¼ части всего народонаселения. Опасение за потерю столь важных для себя прав, без сомнения, заставит кокандцев употребить все меры, чтобы воспрепятствовать организации в Кашгаре фактории. Между тем открытие в Кашгаре торговой фактории имеет огромное значение.

Существуют мнения отложить устройство фактории в Кашгаре до 1862 года. При обсуждении этого предмета с генералом Гасфортом, Игнатьевым и Циммерманом, первые два, признавая всю трудность и значительные расходы [по] устройству фактории в Кашгаре, полагают, что торговый путь может идти только через хребет Тянь-Шань в долину р. Нарын, с выплатой караванами подати кокандцам. Циммерман, напротив, признает чрезмерно дорогостоящим учреждение фактории в Кашгаре, где кокандцы посредством ходжиев гораздо более, чем китайцы, имеют власти и влияния на весь Алтышар. Притом, по его мнению, торговля через Кашгар не представляет таких значительных выгод, чтобы можно было вознаградить предвидимые расходы и весьма возможные случайности, могущие воспламенить кокандцев и киргизов Большой орды...

Циммерман ошибочно полагает, что Кашгар лежит в стороне к востоку и вне пути от главного сообщения, тогда как Кашгар лежит на пути всех сообщений Средней Азии с Кашмиром и Индостаном.

* * *

Для постоянных сообщений с предполагаемою факторией в Кашгаре представляются три пути:

1. Из Семипалатинска через Кульджу по большой караванной дороге через Музартский проход в Аксу.

2. Из укрепления Верного по восточной стороне озера Иссык-Куля к истокам р. Нарын, в долину р. Аксай и далее в Кашгар.

3. Также из укрепления Верного по западной стороне Иссык- Куля к верховьям р. Арча и далее по ее течению в долину р. Нарын, мимо нагорного озера Чатыр-Куль в Кашгар.

Первая из этих дорог в торговом отношении представляет наибольшие выгоды. Составляя кратчайший путь из Семипалатинска в Кашгар (из Семипалатинска в Кульджу 740 верст, из Кульджи в Кашгар 750 верст), эта дорога для следования караванов наиболее удобна и постоянно поддерживается в исправном виде.

По двум последним дорогам караванное сообщение, за исключением нескольких зимних месяцев, производится постоянно. Из них дорога, идущая от укрепления Верного по восточному берегу Иссык-Куля, — около 700 верст, по западному же берегу — 500 верст. Прямые сообщения Кашгара с Кашмиром (с Индией) идут по нескольким направлениям, наиболее посещаемый из них ведет через Яркенд и Ладак. Но все эти дороги, не исключая последней, с приближением к Гиндукушу и Гималайскому хребту делаются в высшей степени затруднительными. Здесь товары местами перевозятся на овцах и козах, и перевозка эта ограничивается предметами ценными и нетяжелыми. Караванный же путь, по которому из Индии доставляются в Кашгар английские товары, идет через Кабул и Балх в Бухару или туда же из Мешхеда и далее через Кокай достигают Кашгара.

Источник: Валиханов Ч. Ч. Собрание сочинений в пяти томах. Том 3 – Алма-Ата, Главная редакция Казахской советской энциклопедии, 1985, 2-е изд. доп. и переработанное, стр. 297-299