[О ТУРКМЕНАХ]

Черновой набросок, в основу которого положены материалы из статей К. Боде «О туркменских поколениях» (ЗРГО, кн. I и II, 1849, с. 267-292) и М. И. Иванина «Поездка на полуостров Мангышлак в 1846 году» (ЗРГО, кн. II, 1849, с. 332-354).

Из отдельных замечаний Ш. Уалиханова видно, он задумал труд о распространении ислама в Средней Азии. В связи с работами по истории религии («Следы шаманства у киргизов», «О мусульманстве в степи») Ш. Уалиханов интересовался общественной и политической ролью ходжей, живших в Средней Азии. Об этом свидетельствует его пометка на полях настоящей рукописи: «NB. Спросить у Алишера о ходжах в Коканде и о кочевых ходжах туркестанских».

Туркменская кибитка

Между туркоманами (туркменами) есть целое поколение ходжей, которые кочуют от Тюп-Карагана до Александрбая; русские рыбопромышленники называют их «поповичами». Это отд[еление] уважается киргизами. Впрочем, в царс[твование] Алек[сандра] Павл[овича] т[уркмены] просили русское прав[ительство] о торговых сношениях и получили грамоту 1813 года. Часть из поколения абдал, бурунчук переселилась в Астрах[анскую] губ[ернию]. Управляются шестью старш[инами] и счит[аются] гостями.

На Мангышлаке много могильных памятников с надпися[ми] и изображен[иями]: сабли, ружья, пики, пистолеты. На одном [изображении — всадник], преследующий юлбарса; и две собаки. Изголовьями [они] обращены на северо-запад (SO на NW). Есть развалины крепостей, принадлежавших туркменам. (Разв[алины] на урочище Ханга-Баба взяты киргизами. Около Алек[саядр]бая недалеко от колодцев Кумчинрау есть два подземелья, высеченные в скале.

Туркменские кибитки отличаются опрятностью в высшей степени, внутренность обвешана коврами; мясо, которое вешают в юрте, обвернуто в чистое полотно.

От горы Пушти-Кемера (4 фарсана ниже истоков Гургана) вплоть до Каспийского моря идет параллельно реке (на правом берегу) стена Кизил-Алан. Построение ее предание относит Александру Зюлькарнайну, а поправку — Нушервану. Она имеет вид ряда холмов неравной величины — от 8 до 10 футов, иногда почти сглаживается. Основание [ее] из обожженных кирпичей, оно обросло травой и покрылось дерном. Эрбело думал, что она со[е]д[инена] с Китайской стеной, но это вздор.

Гокланы и ямуды аул называют «оба» и состоят под управлением из местных тюре; отдел[ения] составляют род.

Туркмены, кроме скотоводства, занимаются земледелием. Гокланы, хотя и живут в юртах, исключительно хлебопашцы. Некоторые поколения кой и боиндеры (из гокланов) разводят шелкового червя. Все туркменские жены делают довольно искусно ковры, войлоки, попоны и тонкую армянину. Гокланы делают грубые шелковые и бумажные материи.

Склонны к торговле, особ[енно] ямуды. [Род] джафарбай производит широкую торговлю нефтью и солью.

Туркмены-ямуды

Гокланы и ямуды подчиняются персидскому шаху, и первые служат защитой пределов от теке и ямудов. Гокланы вооружены лучше других и считаются храбрыми воинами. Ямуды не были обложены постоянной данью, но дают шаху в новый год известное число лошадей. Астр[абадские] пр[а]в[ители], когда чувствуют себя в силе, дают персидскому правительству до 6 тысяч томанов, берут с каждого шатра по 2 и 3 сахабкирана (2 и 3 руб.)

Ямуды по роду жизни и кочевкам разделяются на чамуров (занимающихся земледелием, ведущих более оседлую жизнь и имеющих более постоянные сношения с Персией) и на чорвов — преимущественно кочевников. Первые кочуют по обоим берег[ам] Гургана до Карасу, вторые — по Атреку и менее под[чинены] влиянию астрабадских властей. Обедневший чорв делается чамуром, а сколотив деньжонку, делается опять чорвом.

Туркмены жадны к деньгам и мстительны. Оружие привилегированное — копье и сабля. Ружей не любят. На зиму хлеб свой сохраняют, зарывая в землю.

Туркмены, подобно раджпутам, очень гордятся чистотой крови. Гокланы, ямуды и теке не вступают во взаимные браки и паче [не выдают дочерей] за иноплеменных. Б. Боде передает трагический пример этого point d’honneur. Один правитель астраб[адский] влюбился в ямудку и, несмотря на неуд[овольствие] т[уркмен], женился. Начались неприязни. Через год, когда молодая решилась посетить род[ительский] кров, т[уркмены], схватив ее, изрубили в куски, вытащив на холм, и откочевали в Хиву.

Туркмены чистой крови называются почетным им[енем] ик (a metis’ы же), происшедшие от пленных киргизок, персиянок и узбечек, пользуются издревле именем рабов — гул .

Ходжи у них пользуются больш[им] уважением (ата, шейх, махтум). Вся внутренняя торговля в их руках, и [они] тоже служат посредниками враждующих поколений. Они лучшие проводники, потому что неприкосновенны. Один из них, пользуясь ув[а]ж[ением] народа, выдал себя за боговдохновенного и водил своих прив[е]рж[енцев] на Астр[а]б[ад].

Турк[мены] женят детей очень рано: мальчиков 14 и 15, девочек 10 и 12 [лет]. После брачного обряда три дня ж[ених] и нев[еста] бывают вместе, потом невеста на три года возвращается к родит[елям] и готовит приданое: украшение юрты и одежду. После этого срока год живут в юрте отца, а потом уже могут отделиться, и при этом еще шесть месяцев отец печется о продов[ольствии] их.

Источник: Валиханов Ч. Ч. Собрание сочинений в пяти томах. Том 4 – Алма-Ата, Главная редакция Казахской советской энциклопедии, 1985, 2-е изд. доп. и переработанное, стр. 164-166