[О ХОНТАЙШЕ]

Черновой набросок по истории Джунгарского ханства в 40-50-е гг. XVIII в., составленный Ш. Уалихановым на основе материалов, хранившихся архиве Главного управления Западной Сибири (ныне ГАОО).

Под хонтайшей (прав. — хунтайджи — так в русской исторической литературе называли ханов Джунгарии) имеется в виду не ойратский правитель первой половины XVII в.

Батур-хунтайджи, как об этом говорится в ранних изданиях этой работы, а хан Цэван-Рабдан (1697-1727 гг.).

Шуна Брат Галдан Дорджи Сестра за Хочуги Галдан-Черен Дондук Брат его Хамтутан Сейтен
Чевдар- нойон Амурсана Манджа Балдзур. В 1747 году их не было в живых

Церен-Дондук — дядя Дебачи, а Дебачи — троюродный брат владельца [хонтайши]; царевич — сын Цаган-хана, именуется братом Амурсаны; Аочк — сын Санби — нойона Дебачи, Яман-Кулы.

Галдан-Черен
(умер после шестидневной болезни 14 сентября 1745
От наложницы От старшей законной жены, сестры Хотол-нойона
Лама Дорджа, 25 лет [было] ему, когда умер отец; он был умен, его любил народ. 24 мая 1750 г., ослепив брата, сделался хонтайдзи. 12 октября 1750 г. он принял имя Эрдене-Батор-хонтайдзи Чибень Намджин 8 лет; Дорджи, ему последовал 13 год, прежде он назывался Бичаган Цаган-Цебен Дорджи Намеджи 1745—1750 гг.; в этом году ослеплен и сослан в Аксу.

Дочь Лам Бояр — старшая сестра Цебень Дорджи, в 1747 г. ей было 19 лет, а Цебену — 16.

По другому показанию, Галдан оставил 3 сыновей: старшему было 19 лет, второму — 13, а младшему, не имевшему еще и имени, — 6 лет (до 10 лет калмыки имени не дают).

Цебень Дорджи имел родную сестру Лам Бояр — [в] 1747 г. ей было 19 лет, а Цебену — 16. Они имели ...

Галдан Цэрен

Перед смертью Галдан вел войну с узбеками и взял у абдул-керимовцев город Касан обманом: подкрепление, высланное из Кокана, было разбито.

Тотчас после его смерти киргизы, особый род, ушли в числе 100 дворов из Урги, куда они были переселены калмыками, в свою землю. Это, верно, [о] кипчаках, ушедших в Хотан (см. ).

1749, ноябрь 25. В этом году была война с бурутами, которые живут у реки Сыр-Дарьи и у которых главный Ахмет. Этот Ахмет два года тому назад с 10 тысячью войсками подходил к Кашгару и разорил до 1000 домов и много увел пленных. Для наказания его был послан зайсан Дорджи с 10 тыс. [войсками], но был разбит и привел только до 3 т. человек. В мае месяце сего года послал анджанский хан брата своего Лама Дорджу, который также был разбит и возвратился месяца три тому назад.

При этом деле взяты в плен Галдан-Черена сын (?) — Лобишь, сын нойона Дюреня. Войсками калмыцкими командовали Сейтен, Саин-болек — зять Галдана и Хотова.

Сейтен, вызванный в Ургу после смерти Галдана, по дороге умер, Саин-болек главный начальник после него взял.

Ташкентцы убили бывшего у них правителя — калмыка; тогда Цебень Дорджи послал к ним беком мусульманина, но сей донес, что ташкентцы его не слушают. Тогда командирован был для наказания ташкентцев Саин-болек, стоявший в крайних улусах южной стороны. Саин дорогой заехал к Ламе Дорджи и встретил там других нойонов, и они все на совете положили возвести [на престол] Лама Дорджу. Саин-болек с войском своим (10 т.) вместо Ташкента пошел на Ургу и захватил Цебена на охоте, ослепил и сослал в Аксу.

1750, август. Другой таранчи показывал, что нойон Диэн ходил на абдулкеримовцев и возвратился с большим уроном, бывшем от оспы. Здоровые распущены, а больные стоят в степи. «Саин-нойон ездил к владельцу, когда мы вешнюю пашню пахали, и вскоре воротился, и слышно, что владелец наш пропал без вести с охоты». Цебень был жесток, не уважал старых нойонов и окружил себя молодежью.

Рапорт Сухозанета от 23 декабря 1751 г.

Тарский житель Герасим Зенков и комендант округа Черемисинов посланы были с бумагами к хонтайдзи. Они были у Дебачи, который, задержав их, послал бумагу в Ургу и по получении ответа через два месяца отпустил назад. Между Хабар-даваном и Зайсаном они пристали к бухарскому каравану. В этот же день пришли от Амурсаны зайсаны и потребовали их в его улусы. Так они пошли.

10 сентября 1746 г. рапорт Зорина. Абдулкерим умер. С известием этого [и] с просьбою принять под протекцию приехал брат его Дасис.

Цебень Дорджи Намеджи. Новый владелец послал посольство в Пекин, извещал о смерти отца и просил войска для войны с узбеками — отказано.

Сейтен обвинялся в отравлении Галдана, а по другим — в сношениях с Ламой Дорджой, дабы его возвести. Семейство было сослано в Аксу, дети ослеплены, а по другим — казнены.

Зорин от 2 ноября 1746 г. Галдан при жизни послал посольство в Персию к Надиру, [к] бухарцу Сеитбеку, оно возвратилось вместе с персидским посольством, привезли слона.

21 ноября 1747 г. рапорт Павлуцкого. Цебень Дорджи принял имя аджан-хана, по другим — аджантана.

2 августа 1747 г. На место Абдулкерима избран брат его, меньший сын (по другим — племянник) Раимбек; он прислал посольство с просьбою принять под протекцию.

В Ташкенте, принадлежащем зюнгарам, правители — калмык Дельчир-батыр и бухарец Мяд-Юсуф, в кайсакском городе Туркестане — султан Уайс.

Галдан-Черен вызвал из колымских заводов русских мастеровых Ивана Болдягу с четырьмя товарищами, которые устроили заводы, но по трудности добывания леса перед кончиной Галдана работа прекращена.

[В] 1753 [г.] на озере (Иссык-Куле), где калмыки железо берут было сражение с абдулкеримовцами и калмыки разбиты. Когда Дебачи сделался ханом, то нойон Намки Дорджи откочевал с десятью т[ысячами] кибитками на Сарысу, чтобы уйти на Волгу, а Сасан-болек, его брат — к китайским пределам.

Наше начальство, по мнению Тевкелева, решило не допустить Намки Дорджу на Волгу, а призвать на Иртыш и помочь ему утвердиться ханом в Урге, чтобы «с империей нашей желанную границу по Зайсан-озеру и по Саянским горам утвердить и тем наши серебряные заводы в безопасность привесть».

Дебачи, Амурсана и Болджур жили в Увак-киреевских волостях у батыра Имера.

...собравшие войска, распущенные знамена и богослужение. Как только кончилось торжество, караван был разграблен, и люди разобраны по рукам в рабство.

Затем Амурсана, соединившись с Дебачи с каким-то царевичем, сыном Цагань-хана, который именуется братом Амурсаны (у Дебачи 13 т. дымов, у Амурсаны — 1000, у царевича — 500), пошли к Нор-Зайсану и далее по Иртышу шли дней 7, не дойдя до переправы дня езды, они были настигнуты нойоном Чевдаром, родным братом Амурсаны, с 4 т. [войсками], но после боя, отбиваясь и перешедши Иртыш, остановились на Нарыне.

Здесь Амурсана расспрашивал русских пленных, примут ли его в русское подданство. На другой день Чевдар снова настиг их. Бой был почти целые сутки. Нойоны бежали со 100 человеками к урянхайцам, там у них из 100 товарищей осталось только 17. Украв 30 лошадей и взяв двух есырей, они против Семиярки переехали Иртыш и ушли в кайсаки. Улус разобран, жены нойонов [тоже]; Дебачи отправлен к сыну, Амурсана — в Ургу. Чевдар русских отпустил на родину и обвинял во всем Амурсану и сожалел, что Дебачи его не послушался, и просил, чтобы их выслать в случае, если они найдут в России крепости. Насилие его произошло от того, что Дебачи считал, что он имеет более прав, чем Лама Дорджи, незаконнорожденный сын Галдана, и за то, что Лама Дорджи сгубил 8-летнего брата прежнего владельца. Это было сделано без его ведома.

Источник: Валиханов Ч. Ч. Собрание сочинений в пяти томах. Том 2 – Алма-Ата, Главная редакция Казахской советской энциклопедии, 1985, 2-е изд. доп. и переработанное, стр. 323-326