ИЗ «ТАРИХИ-РАШИДИ»

Краткие извлечения из «Тарих-и Рашиди» Мухаммада Хайдара, сохранившиеся в виде автографа двух отрывков, из которых один называется «Выписка из Тарих-и Рашиди», другой — «Тарихи-Рашиди». Отрывки представляют собой вольный перевод и извлечения из персидского и тюркского текстов «Тарих-и Рашиди» с комментариями Ш. Уалиханова. Работа, вероятно, написана в Петербурге в 1860 г., после возвращения Уалиханова из путешествия в Кашгар.

Схематическая карта Моголистана, составленная Ш. Уалихановым по Тарихи-Рашиди

«Тарихи-Рашиди», находящаяся в музее Академии наук, переведена с персидского на тюркский, кашгарский язык Мухаммед Садыком Кашгари по повелению кашгарского хаким-бека Юнус Таджи , сына Искандер-Вали, сына Эмин-Ходжи. (О Эмин- Ходже см. [Иакинф], Описание Джунгарии и Восточного Туркестана). По желанию этого бека переведена прежде Мухаммед Садыком и «Тарих-Табари» (с арабского) . Кроме того, переводчик известен и оригинальным сочинением «Тазкиряи-Ходжакан», которое составлено им по повелению жены кашгарского хаким-бека Османа, сына Хади-бека Яркендского (), Рахима-Агачи [в] 1182 г. гиджры.

Автор оригинала «Тарихи-Рашиди» Мухаммед Хайдар, сын Мухаммед Хусейна, известный более под именем мирза Хайдар Куркана, был визирем кашгарского хана Абдул-Рашида. Он происходил из фамилии Дуглат от эмира Булачи , которая была в родстве с ханами. Ханы брали жен из этого рода.

Автор в 13 лет, [перенесший] ужасные страдания для сироты был взят на воспитание султаном Сагид-ханом, , который так любил его, что он [Хайдар] возбуждал зависть детей и братьев [хана]. 24 года он находился при хане и по его позволению [упражнялся] в словесности, поэзии и в сочинении книг, и в рисовании, и в мастерстве золотых дел и возбудил удивление народа, [стал мастером] в токарном искусстве, в кузнечном [деле], в дипломатике. «[Если] говорить обо всем, что знаю, [то] границы [повествования] пойдут далеко... В простом обращении, в беседе, в войне, в стрельбе из лука, в охоте и — во всем этом я был ученик хана. Но от детей его я перенес много худых дел», [— пишет о себе Мухаммед Хайдар].

Султан Махмуд в 899 г. [хиджры] в Шаше отдал за отца автора старшую сестру свою Хуб-Нигар-ханым . Здесь отец его 9 лет был правителем, и на 9 году управления родился автор.

Генеалогия кушбеги Могул-улуса или Чете.

Хайдар говорит, что деяния монгольских ханов были известны по преданиям, [но] в его время уже не было людей, знавших даже по устной передачи и [сумевших] так сохранить их. Он начал в 951 г. гиджры свою историю, приняв за образец изложение Зафарнамэ Шереф-эддина . История начинается Туглук-Тимур-ханом, основателем Могул-улуса и первым принявшим ислам; ибо от Чингиса до Туглук-Тимура упоминают все лучшие историки, но история последующих ханов [была] не известна. «Тарихи-Рашиди» разделяется на два отдела: первый заключает [историю отрасли джагатаидов, происшедшей от Тутлук-Тимур-хана]. Вторая часть содержит обстоятельства [из жизни] самого автора: то, что слышал, видел о ханах и султанах джагатайских, о узбеках и о неприятностях, которые имел он от своих родственников — ханов. Потому автор повторение событий, предшествовавших этому государю и известных от других историков, считает так же неразумным, как рыть колодец на берегу великой реки Евфрата, и оканчивает [свою историю] Рашид-ханом, по имени которого и названа летопись «Рашиди». История окончена в 962 г. (1554 г.), заключает в себе историю ханов, владевших восточной частью Джагатаева улуса, родоначальником которых был Эсенбуга, которые имели пребывание в Аксу, Кашгаре и Яркенде.

Автор этих ханов называет монгольскими (могул) , владения их Могулистаном, Могул-улусом, а народ — монголами, хотя они были мусульмане.

Основываясь на сочинении Улугбека «Улус Арбия» (Четыре удела), Хайдар говорит, что один из четырех улусов называется Могул-улус и разделяется на две части: Могул и Джагатай, которые враждовали и презирали друг друга. Могулы называли джагатайцев Кара-улус, а джагатайцы их — Чете . Улус Джучиев также разделили на две части, которые называются у нас и у персидских [историков] ордами: Волжская орда [или] Золотая (у русских, у Рашиддина и Вассафа), у мусульман Кук орда (Синяя), а другая — Ак орда. <Когда Джагатай разделил свое царство, Баурту, деду эмира Булачи, дал:>

В Манглай-субе в эпоху эмира Булачи были следующие большие города: Кашгар, Хотан , Яркенд, Каусан , Ахсикент , Анджан , Аксу и Атбаши . Столицей Булачи сделал Аксу (стр. 20. О Туглук-Тимуре, стр. 21 [«Тарихи-Рашиди»]).

[Несколько слов] о фамилии Маулана Рашиддина, который обратил Туглука в ислам.

Автор сочинения пользовался сведениями от потомка этой фамилии и его современника, от святоши Маулана Ходжа-Ахмеда. Родоначальник их — Маулана Шуджаг-эддин , брат последнего муджтехида [Хафиз-эддин Кебир Бухари]. .

Чингис-хан при взятии Бухары убил Хафиз-эддина, а Шуджаг-эддина переслал в Каракорум . Впоследствии дети его переехали в большие города: Лоб и Кетек между Турфаном и Хотаном. Здесь прошли несколько поколений; о жизни их автор, хотя и слышал от Хидр-Ахмеда, но забыл. Последний из них шейх проклял этот многогрешный город, не хотевший слышать его поучений, и с муэзином выехал в Кучу. Город после его выхода через несколько часов был засыпан песком.

Наконец приехал он в Байкуль, в окрестностях Аксу, где первый раз встретился с Туглуком. (Стр. 22—24 «Тарихи-Рашиди»). Маулана Рашиддин, сын шейха , следовательно, хан был тогда на кочевках (стр. 26, «Т. -Р.»). Это доказывается тем, что хан тогда же потребовал к себе в палатку Тулека, []. Там был и эмир (Не Чарас ли?).

В конце жизни владения Туглука распространились до Самарканда, но в нишане, который был дан Туглуком эмиру Булачи (предки Булачи имели нишан и от Чингис-хана) и который достался по наследству автору, значится, что он писан в Кундузе: поэтому надо полагать крайним пределом завоеваний хана — Кундуз. (Стр. 38, «Т. -Р.»).

* * *

[Генеалогия Туглук-Тимур-хана]

Схематическая карта западной части Моголистана, составленная Ш. Уалихановым по Тарихи-Рашиди

[В] 777 [г. хиджры] Тамерлан идет в поход [на] Джете. Авангардом (манглай или чапауль) назначил зятя своего Мухаммед-бека, сына Мусы, Абаса и Актимур-багадура, которые, идя день и ночь, настигли Камар-эддина на Ишти-Куле или , разбили его улусы, взяли множество пленных. Камар-эддин бежал. Между тем Тамерлан достиг Кочкара . Здесь получил известие, что Тохтамыш-утлан ищет его помощи и покровительства от притеснений Урус-хана (в рукописи , в другой ). Тамерлан послал узбека Эмир Тюменя для встречи провождения Тохтамыша, а сам повернул в Узкент , а оттуда в Самарканд. Здесь принял Тохтамыша с честью и призвал, одарив [гостя] платьем, поясом, шапкой, палатками, людьми, верблюдами (с литаврами, знаменем, свитой слоном). Между тем Камар-эддин заболел в (по персидской рукописи ().

Когда дошло до него известие о движении Тимура в Могулистан, он не имел сил сесть на лошадь для битвы и скрылся в лесу с двумя нукерами, где его и не могли отыскать. Это был пятый и последний поход Тамерлана.

Хизр-Ходжа был младший сын Тутлук-Тимура, остался [от отца] в пеленках; его скрыла от избиения Мир-ага, мать эмира Худайдада; когда ему было 12 лет, то для спасения от преследования Камар-эддина, его отправили из Кашгара в горы между Кашгаром и Бадахшаном в сопровождении 12 человек подлых (?) . Все они сделались впоследствии вельможами и питомцы их существуют ныне. Один из них был — по персидской рукописи, — по тюркской. От него происходит эмир Таджи , другой из Хорезма, от него эмир Кунджи , третий Саяди () из Чалиша. Его потомок эмир Кушчи, по прозванию Кукелдаш . Преследуемые Камар-эддином беглецы бежали в Хотанские горы, но должны были и оттуда удалиться в страну Сары-уйгур, , Лоб и Кудек ( или ) и 12 лет там жил, [Хизр-Ходжа], пока после смерти Камар-эддина был вызван Худайдадом и избран ханом. Хизр-Ходжа заключил мир с Тимуром и дочь свою отдал ему в супружество.

и проч.

и проч Хан вел газат в Турфане , Караходже , принадлежавших Китаю, и восстановил там ислам, и они до сих пор мусульмане. Вторая столица могулистанских ханов после Кашгара есть она. В то время как производилось введение веры

В это время умер Тимур. В Зафар-намэ сказано, что, покорив все страны запада, Тимур решил завоевать восточные: Китай особенно. 600 тысячам войска дал за семь лет вперед жалованье . Так как между Мавераннахром и Китаем населенности мало, то приказал каждому солдату взять по две коровы и по две козы, выступил в Туркестан, где зимовал и послал к Хизр-Ходже посла, чтобы тот приготовил побольше провианту и фуража (соломы).

Автор слышал от отца, что весною этого года улус стоял при Коктубе праздновали новый кумыс. Таков был старый обычай , когда Худайдад подал хану чашку с кумысом, пришел кто-то и сказал, что сил сопротивляться нет, надо исполнить все его требования, дать или. Хан не успел допить чашку, как получил другое известие, что Тимур умер. Все обрадовались.

***

Видно из исторических дат и по остаткам городов и каменных строений, что весь Могулистан в древние времена бы населен густо оседлым и просвещенным народом и, надо полагать, что в то время писались книги и летописи, но, к несчастью, до наших времен не осталось от тех времен никаких памятников, кроме развалин башен, мечетей и зданий, и народ забыл культуру, оставил города и живет в палатках и погряз в невежестве и дикости. Как бы то ни было со времени обращения моголов в ислам, никто из них ничего не имел. Историки Мавераннахра , Хорасана, Ирана посвящали свои труды своим государям и пренебрегали ханами Чете. Ходжа Рашид-эддин (да будет возвеличен) в «Джами’ ат-Таварих», Ходжа Хамдулла Мастуфи „Избранной летописи“ , Мавлана Шереф-эддин Али Эзди в „Книге побед" Мавлана Абдуразак в „Систематической хронике" и Мирза Улуг[бек] в „Четырех улусах" и другие мало говорят о наших ханах. Во время молодости вашего покорного слуги, когда он впервые почувствовал любовь к древним сказаниям, между монгольскими эмирами было много таких, которые имели 100 и 110 лет и более; кроме того, дед и отец сообщили очень много сведений о прошедших временах. В этой части я буду говорить о том, что слышал и сам видел.

В 905 году .

Со того времени, как города Могулистана были разорены каракитаями до времен Юнус-хана моголы были народом кочевым и никакого понятия не имели об оседлости. Начиная от Ташкента с окрестностями все степи принадлежали моголам.

С 905 до 908 года Чете наслаждалось спокойствием. В это время в Фергане управляли дети Омар-шейха Бабур и Джангир, Бухарой — Байсункар и Султан-Али-Мирза, которые враждовали между собою вследствие отпадения и ухода эмиров. Вражда велась и с Шахибек-ханом, сыном Шах-Будука, [сына] Абулхаира, который между джучидами () старейший (сильнейший). В Хорасане с блеском и величием сидел на престоле султан Хусейн-Мирза. Если возникали между отцами и детьми несогласия, он быстро уничтожал. В Иране царствовал шах Измаил, похититель престола. После смерти Узун-Хасана остался малолетний сын Якуб; при нем овладел уделом Измаил. В Кипчаке, или улусе Джучи, был Бурундук-хан , которому принцы джучиды не хотели повиноваться. В Шаше, который известен под именем Ташкента, в это время был Махмуд-хан.

Чтобы говорить о Махмуд-хане, считаю нужным сказать кое-что о Юнус-хане. Между монгольскими ханами подобного не было. Он жил 74 года, между тем, как до него ни один монгольский хан не жил за 40 лет. В последние годы жизни, раскаявшись, вел отшельническую и богобоязненную жизнь и имел послушнические отношения и склонность к ходже Абдулле. Десять лет был учеником Шараф-эддина Эзди, автора «Зафер-намэ», много странствовал и испытал несчастья и лишения. В уме, храбрости и силе превосходил всех. У него было семь детей.

Султан Юнус-хан в первые годы своего царствования, по старому монгольскому обычаю, все время жил в улусах. Городов в Могулистане не было. Мусульмане Мавераннахра считали могулов за неверных и обращали пленных в рабство и продавали. Ишан Абдулла-Ахрар обнародовал по всем мусульманским странам, что подданные такого благочестивого государя, как Юнус-хан, не могут считаться неверными и чтобы их не продавать и не обращать в рабство. Хан, думая, что пока не будут моголы жить оседло, они не будут истинными мусульманами, хотел овладеть каким-нибудь городом и взял Ташкент, а младшего сына своего Ахмед-хана оставил в Могулистане; при нем же находился старший сын Султан-Махмуд-хан.

Источник: Валиханов Ч. Ч. Собрание сочинений в пяти томах. Том 4 – Алма-Ата, Главная редакция Казахской советской энциклопедии, 1985, 2-е изд. доп. и переработанное, стр. 14-27