ЧЕРНОВОЙ НАБРОСОК О ДРЕВНИХ ГРАМОТАХ

Рукопись не датирована; вероятное всего, она написана Ш. Уалихановым в Петербурге в 1860 г. по заданию Русского географического общества и находится в тесной связи со статьей «Аблай» для Энциклопедического словаря. Впервые опубликована Н. И. Веселовским в «Сочинениях Ч. Ч. Валиханова» (ЗРГО ОЭ, т. XXIX, СПб., 1904).

Император Цяньлун

В числе фамильной старины, оставшейся от моих предков — ханов Средней киргизской орды: Аблая и Валия, сохранилось несколько грамот китайских императоров Цянь-Луна, Цзя-Цина. Так как источники для изучения Киргизской степи очень скудны и [сохранились] главнейшим образом в тех разноречивых известиях и слухах, которые записывались в Оренбурге и на Сибирской линии, то акты эти как новые данные для бытоописания киргизских орд бесспорно заслуживают внимания отечественных ученых, занимающихся изучением народов Средней Азии и отношениями нашими к Китаю, и тем более, что они могут служить к разъяснению положения китайцев в отношении соседних кочевых племен. Сверх того, грамоты эти писаны на маньчжурском, калмыцком и на так мало известном (тюркском) языке, на котором говорят жители Малой Бухарин, или Китайского Туркестана, и потому имеют немалый интерес для наших ориенталистов.

Мы предлагаем на этот раз: 1) тарханную грамоту джунгарского хонтайджи Галдан-Церена, данную киргизскому родоначальнику, вождю (бию и батыру) Малай-Сара, грамота писана по-калмыцки; 2) грамоту императора Цян-Луна... к султану (впоследствии хану) Аблаю, на маньчжурском и калмыцком языках; 3) грамоту того же Цян-Луна к хану Средней орды Валию на трех языках: маньчжурском, калмыцком и на тюркском — мало-бухарском наречии; 4) грамоту императора Цзя-Цина к» хану Валию и сыну его султану Аббасу, признанному китайским правительством наследником Валия и гуном, на трех вышеобъясненных языках; 5) грамоту императора Дао-Гуаиа (Гао-Канана) к султану Абайдулле на ханское звание после смерти Валия, на трех языках.

Из этих грамот только 2, 3 и 4 принадлежат собственно нам. Первая же —- калмыцкая получена нами от потомков Малай-Сары, а с 5 грамоты получен нами тюркский список, с которого нами и сделан перевод. Все же прочие переведены с маньчжурского и калмыцкого текстов другом нашим... Габбасовым, а перевод калмыцкой грамоты, заключающей в себе много идиотизмов, сверх того, проверен по моей просьбе...

Первая грамота писана на бумаге, вероятно, китайской или тибетской фабрикации, имени хана в грамоте не означено, в конце слов приложена небольшая круглая печать, кажется, с изображениями, потому что не все знаки однообразны.

2-ая — Цян-Луна к султану Аблаю, писана на продолговатом листе из тонкой шелковой материи, навощенной каким-то составом желтого цвета, с разукрашенной каймой, на которой изображены драконы.

3-ья грамота писана на оранжевой бумаге с золотыми пронизками, кайма из драконов, рисованных золотом. При переплете ее восстановлены Габбасовым красными чернилами некоторые слова, не уцелевшие по причине хрупкости бумаги и неосторожного с нею обращения.

4-ая — писана на желтой бумаге с золотой же каймой, как третья грамота, она сохранилась лучше, хотя тоже по краям оборвана.

5-ая. О наружности пятой грамоты мы не можем сказать решительно ничего, мы ее не видели. Вообще надо заметить, что во всех грамотах после каждого текста приложена квадратная печать. Первая строка, заключающая слова: волею неба император такой-то к такому-то, отделена и стоит выше второй строки, с которой собственно начинается непрерывный текст; затем с третьей все идет ровно. Последняя строка... отдельно и проходит... она отстоит ниже всех строк... сделал при переводе весьма...

Заключение, что хотя существенной разницы между маньчжурским и калмыцким текстами мало, но при всем том заметна некоторая подчиненность калмыцкого языка маньчжурскому, что заставляет думать, что грамота сначала была написана на маньчжурском языке и потом переведена с оного на калмыцкий, или же, лучше сказать, подлинник писан на китайском языке, потому что в маньчжурском языке грамоты заметна такая подчиненность влиянию китайского.

Мы сверили тюркский текст с переводными и смеем думать, что последнее мнение его весьма основательно, ибо текст заключает в себе очень много китайских слов и имеет совершенно китайскую конструкцию словорасположения, которая, впрочем, теперь окончательно принята в Китайском Туркестане для бумаг.

Некоторыми необходимыми примечаниями, которые сделаны частью мною, я старался по возможности указать те места, где несогласие в текстах, особенно я обратил внимание на слова тюркского текста, принимая во внимание малоизвестность этого наречия.

1. Тарханная грамота Галдан-Черена

Текст [тюркский]...

Перевод...

Примечания к этой грамоте.

Малай-Сара, по калмыцкому произношению (Малая Шора), был одним из самых [влиятельных] биев и батыров Средней орды во времена ханов [Абульмамбета] и Аблая. Малай-Сара происходил из [басентийнского] рода [аргынского] племени.

В то смутное время для киргизских орд, когда после смерти хана Тауке появилось в степи несколько ханов — в Средней [Самеке] и какой-то в Большой, — с которыми спорили о титуле и значении султан Барак, признаваемый ханом в [аргынском] и [найманском] родах, и султан Батыр, отец хивинского хана (Каина), провозглашенный ханом, и впоследствии Аблай [султан]: в. то время, когда сильные родоначальники из народа: [Толе-]бий из Большой, [Казбек-бий] из Средней, владетели большей части [кайсаков], видя раздоры между представителями белой кости, стали сами [стремиться к власти], поддерживая то одного, то другого султана. Когда джунгары, буруты, каракалпаки, башкиры, русские казаки, волжские калмыки со всех сторон теснили и грабили беззащитный народ, в это-то время неурядиц, смут, голодных годов и начинает возвышаться Малай-Сары, один из первых сподвижников султана Аблая. Неизвестность в звании старейшина... Из бумаг оренбургского архива (В. «Исторические известия») видно, что в середине XVIII века в Средней орде господствовал de facto этот султан Аблай, сильный своим моральным влиянием на орду, хотя de jure был [ханом Абульмамбет]. Около Аблая сгруппировалось тогда несколько партий. Патриотическая, поддерживаемая... была самая многочисленная, во главе..., и партия была сильна тем, что ею руководил этот Малай-Сары. Русская партия была ничтожна, и предводителями ее были родоначальники наименее сильных и потому наиболее... родов... и еще какой-то [Чакчак] с сыном и тарханом. Эти последние бии, хотя были в Средней орде, но постоянно держали сторону [России] и потому не были популярны. Значение этих партий вместе с воззванием Аблая потеряло свою силу, и сам Малай-Сары впоследствии умер в походе против своих друзей калмыков. Малай-Сары пользовался уважением в народе и у самого Аблая, ибо был богат, умен и храбр — достоинства, которые редко соединяются в одном лице.

Есть предание, что когда Аблая спрашивали, кто был выше из всех его сподвижников, то он сказал: Малай-Сары. При этом надо заметить, что тарханные грамоты [калмыцких] ханов, Кабчи... русское правительство в то время не имело никакого значения в орде и было [признано] киргизцами разве только для свободного [разъезда] по русской и джунгарской границе. Старейший из народных родоначальников — вождей того времени и старшина... батыр со своим Сери-Кулбатыром.

2. Грамота императора Цян-Луна к султану Аблаю

Текст маньчжурский...

Текст калмыцкий...

Перевод.

Примечание первое. О султане и впоследствии хане Аблае см. мою статью. Аблай вступил в сношение с китайцами тотчас после завоевания ими Джунгарии и в 1756 г. получил от них календарь, знак китайского вассальства. Настоящая грамота, судя по году и содержанию, вероятно, та. самая, о получении которой говорит переводчик Гордеев, посланный в 1763 г. из Оренбурга к Аблаю-султану для разведывания о состоянии Средней орды и окрестных земель, в особенности же о китайцах.

[...грамота] была привезена в марте 1763 г. племянником Аблая Давлет Гирей-султаном, который был отправлен ко двору сына неба.

Грамота эта была писана, по словам переводчика, на тонкой бумаге, наклеенной на желтую тафту (наша грамота писана просто на тафте), она составляла сверток в 2 аршина длины и 1 аршин ширины (это похоже) и имела внутри 5 больших красных печатей (на нашей всего две) («Известия», 109 стр.). Хотя это наружное описание и содержание грамоты, сообщенные Гордеевым, но [показание] джунгарца, жившего в ауле Аблая, во многом противоречит нашему и заключает много такого, чего нет на нашей грамоте, но тем не менее не может быть сомнения в том, что грамота, виденная Гордеевым, есть именно переводимая теперь нами, потому что наша грамота писана в 1762 г., именно в то время, [когда] Давлет Гирей был в Пекине.

Вероятно, Аблай, ...[что]бы скрыть то, что было неприятно для него в письме, прихвастнул тем, чего не было.

В грамоте Цян-Лун пишет, чтобы киргизы не переходили через Тарбагатай, а [по] Гордееву, напротив, сообщили, что император дозволил киргизам занять кочевьями земли, оставшиеся пустыми после избиения олётов.

Примечание второе. Это начальная форма, и во всех других китайских грамотах есть, вероятно, установленная формула, употребляемая богдыханом при сношениях его с теми азиатскими владельцами, которые называются в уложении трибунала... иностранными или заграничными ханами, но которые тем не менее... сына неба. Бухарский эмир, кокандский хан и другие среднеазиатские владельцы причислены китайцами к этой категории иностранных вассалов. При переводе этой вступительной формы мы вместо маньчжурского обки, калмыцкого [бурхан] и тюркского худа употребили слово небо, как так это слово соответствует китайскому тянь, которое, вероятно, и было в китайском подлиннике.

[Примечание] третье. В калмыцкой грамоте сказано: «держащий за подол моего платья», впрочем то и другое выражает покровительство хуандия. Примечание Г. Гордеева.

[Примечание] четвертое. Маньчжурское нукте и калмыцкое нуток означают вообще землю, родину, кочевье, а в более тесном смысле — место постоянных кочевок, мест, неоспоримо принадлежащих известному роду, где у современного поколения умерли отцы и дети. Впоследствии богдыхан дозволил киргизам кочевать на Тарбагатае, но с условием платить в его казну ежегодное [установленное] число лошадей.

[Примечание] пятое. Амбань — слово маньчжурское, значит — господин, вельможа. Все маньчжуры, имеющие красный шарик, называются этим именем. Здесь под именем [амбань] разумеются, вероятно, илийский цзянь-цзюнь и тарбагатайский хебе-(амбань). В калмыцком тексте слово «асабек» переведено через слово «саид» — вельможа.

[Примечание] шестое. Грамота эта дана в 1762 году, в царствование императора Цян-Луна.

Источник: Валиханов Ч. Ч. Собрание сочинений в пяти томах. Том 3 – Алма-Ата, Главная редакция Казахской советской энциклопедии, 1985, 2-е изд. доп. и переработанное, стр. 300-304